07 июля 2022 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.

31.08.2021

Цензура и борьба со свободой слова

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Накануне нового учебного года министр просвещения Инал Габлия провел брифинг для отдельно взятых журналистов, чтобы скудно и второпях оповестить общественность о возвращении детей в школы. Событие, по нынешним пандемическим временам, важное, и короткого брифинга было явно мало, ведь после годовой паузы в обучении у родителей поднакопилось вопросов.

Поведению министра просвещения я не удивилась – молодой человек, непонятно каким путем очутившийся в кресле высокопоставленного чиновника, «как черт ладана» боится СМИ. Его ведомство даже в условиях, когда школы из-за пандемии прекращали свою работу, ограничивалось короткими сообщениями в социальных сетях (сайт у Министерства просвещения почему-то исчез). К тому же этот министр просвещения, если и запомнится обществу, то только очевидными глупостями – противоречивыми и непродуманными решениями, как, например, запрет на прием абхазских детей в неабхазские школы…

Но я сегодня не об образовании, хоть это и важная тема, и не о весьма далеком от просвещения молодом человеке, копирующем во всем своих непосредственных руководителей. Пора признать, что в нашей стране установлена цензура. Не помогли ни закон о СМИ, ни закон о праве граждан на доступ к информации. Последний так вообще используется сугубо для укрощения журналистов. Роль пресс-служб сведена к функции цепного пса Цербера, который охраняет доступ к информации.

Безликие и серые официальные сообщения не содержат в себе никакой общественно-значимой информации, официальные сайты министерств и ведомств занимаются в лучшем случае копирайтингом – мониторить их пустая трата времени. Еще печальней запрашивать у них информацию или, упаси бог, просить организовать комментарий или интервью с чиновником. И сами не организуют, и журналисту не позволят приблизиться к телу своего босса.

Как это выглядит на практике? Да очень незамысловато: вам пообещают перезвонить после того, как согласуют этот вопрос с министром, не перезвонят и перестанут поднимать трубку. Кто-то скажет: а зачем обращаться в пресс-службу – надо работать напрямую. Согласна, и закон позволяет. Но, оказывается, в стране теперь существует некий (думаю, устный) циркуляр, согласно которому журналист может взять интервью у чиновника только через пресс-службу. И чиновник с радостью ссылается на эту директиву и сообщает, что для него нет закона выше этого циркуляра. О чем все это свидетельствует? Прежде всего, о высочайшей степени непрофессионализма наших чиновников, которые случайно оказались при должности, не в состоянии ответить на простые вопросы и к тому же боятся гнева своего начальства.

Да что там журналисты, даже депутаты парламента не могут добиться от правительства оглашения решений, принятых на межгосударственном уровне. То есть информация, которая должна находиться в свободном доступе, становится тайной. Вот таким образом нынешняя власть превратила журналистов в рерайтеров, которые лопатят безликие сообщения пресс-служб, пытаясь придать им товарный вид.

А оригинальная информация, если и появляется, то чаще в социальных сетях, и сообщают ее анонимные пользователи. Они не боятся крепких слов, неточностей, несоответствий и стали главным источником информации, в том числе и для журналистов. Анонимы нам сообщают, что президент страны приобрел автомобиль стоимостью 20 миллионов; что депутатам парламента в обмен на лояльность предложено участие в инвестиционном проекте; что премьер и президент лоббируют собственные коммерческие интересы, поднимая цену на ГСМ и газ и создавая условия для развала системы энергоснабжения; что министр внутренних дел связан с организованными преступными группировками, и многое другое.

Вот, к примеру, анонимы сообщают, что на набережной Сухума (пешеходная часть) некий чиновник, который к тому же должен находиться под арестом, совершил в состоянии наркотического опьянения ДТП. Все чин чинарем – имя чиновника и фото авто, совершившего наезд на пальму. Но официального подтверждения нет. Сайт МВД, который любит сообщать о количестве ДТП, безмолвствует. Как, впрочем, и прокуратура, которая теоретически должна была возбудить уголовное дело по факту ДТП с нанесением материального вреда. Обращаться к главному гаишнику страны бессмысленно – он отправит вас по известному маршруту (в пресс-службу). Тем более нет смысла звонить министру, который два месяца назад публично обещал дать пресс-конференцию и, получается, что и тут соврал. В общем, преступники и правоохранители разберутся по-братски, а пальмы восстановят за счет бюджета.

А теперь от доступа к информации к другой демократической составляющей – свободе слова. Да-да, в конституции есть такое право у граждан. Но на прошлой неделе через СГБ прошли лидеры оппозиционной партии «Форум народного единства» Аслан Барциц и Даур Аршба. Чекистам не понравилось заявление партии, в котором политика нынешней власти называется примитивной, бездарной, направленной на распродажу государственных объектов стратегического значения. Видимо, получили приказ от адресата – попугать.

Это не единственный случай прессинга со стороны СГБ. Особыми объектами внимания для них стали пользователи сети, которые критикуют президента. Вопиющая история с допросом адвоката Жанны Шинкао в июне нынешнего года, давление на которую оказывалось совместными усилиями заключенного следственного изолятора и следователей СГБ. Что это, если не гонения на свободу слова?

К сожалению, с дистанции борьбы за право на свободу слова сошли неправительственные организации, которые долгое время создавали условия для принятия закона о праве граждан на доступ к информации. А в отчете абхазского омбудсмена за 2020 год нет ни слова о том, какой ревизии за полтора года подверглось право граждан страны свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию и выражать свое мнение.

И что мы имеем в сухом остатке? Цензуру и нарушение конституционных прав. За полтора года страна откатилась на столетие назад и на наших глазах происходит смена демократического режима на авторитарный. Монополия на информацию уже установлена, работа по подавлению несистемной оппозиции успешно ведется. Осталось разобраться с социальными сетями, чтобы там господствовали только одобренные властью анонимы, и провозгласить однопартийную систему.

Изида Чаниа, “Эхо Кавказа”

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел.:
(+7-940) 921-78-75


Погода

Яндекс.Погода

Объявления

Action Against Hunger
Миссия на Южном Кавказе
Проект:
«Улучшение систем водоснабжения, санитарии и гигиены в школах»

Запрос ценового предложения

Action Against Hunger – Миссия на Южном Кавказе намеревается заключить рабочие контракты на строительство в следующих местах:

1. Кутолская средняя школа, Очамчирского района
2. Маркулская средняя школа, Очамчирского района
3. Сухумская городская школа №5
4. Сухумская городская школа №6
5. Сухумская городская школа №15

в рамках гуманитарных программ при поддержке UNICEF (далее…)

Request for Quotation: Development of WASH Facilities and Services in Schools

Action Against Hunger, under the project “Development of WASH Facilities and Services in Schools” funded UNICEF, intends to award Work Contracts to companies performing water and sanitation rehabilitation/construction works in following schools and locations:

1. Kutol school, Ochamchira district
2. Markula, Ochamchira district
3. Sukhum town school #5
4. Sukhum town school #6
5. Sukhum town school #15
(далее…)

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook