22 октября 2019 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
02.06.2015

Архим. Дорофей (Дбар): Правда о реставрации храма Симона Кананита

Поделиться в социальных сетях:

28 мая, на портале «Sputnik-Абхазия» появилась публикация под названием «Хаджимба считает состояние храма Симона Кананита удручающим».
Меня изрядно удивили слова уважаемого Батала Самсоновича Кобахия, заместителя министра культуры и охраны историко-культурного наследия, который заявил: «последний месяц я много говорю и с отцом Виссарионом, и с отцом Дорофеем, но никого не интересует вопрос сохранения храма как объекта культурного наследия, всем важно, кто им будет владеть». Еще более насторожили меня слова президента Р. Д. Хаджимба о необходимости скорейшего вмешательства в ситуацию, связанную с храмом Симона Кананита.

Прежде всего, во время рабочих совещаний по вопросам сохранения историко-культурного наследия нашей страны, когда на них рассматриваются судьбы храмовых строений, руководителям нашего государства надо находить в себе силы приглашать на них не только глав районов и администраций, но и руководителей религиозных организаций Абхазии. Ведь именно они несут прямую ответственность за состояние храмов и монастырей, поскольку являются их постоянными пользователями. При таком подходе будет легче разобраться в том, кто виноват в сложившейся ситуации – Государство или Церковь.

Что касается храма Симона Кананита, то до 1859 г. храм он оставался практически нетронутым, за исключением разрушившегося купола и западного портика. В 1859 г. местный дворянин (т.е. представитель власти) Хасан Маан решил построить себе дом, разобрав каменные стены храма Симона Кананита. Были разобраны верхние части сводов храма, из-за чего процесс разрушения тысячелетнего храма ускорился. Сохранились свидетельства того, как многие уговаривали Хасана не трогать храм, к которому народ испытывал благоговение. Сам владетельный князь Абхазии Михаил Чачба (т.е. благоразумный представитель власти) предрекал Хасану, что ему не суждено будет жить в доме, построенном из камней храма Симона Кананита. И действительно, как только Хасан поселился во вновь построенном доме, у него один за одним стали умирать дети, затем и он сам был вынужден эмигрировать в Турцию. Один из оставшихся в живых его детей вернулся в Абхазию из Турции и принял крещение, после чего передал Церкви этот дом. В 1868 г. обсуждалась идея переделать дом Хасана Маан в храм, и освятить в честь апостола Симона Кананита. К сожалению, эта идея не была реализована. В советское время этот дом был разрушен, сохранились только остатки его фундамента. К слову, сама власть, представителем которой был Хасан Маан, канула в Лету вместе с нажитым имуществом.

В 1875 г. развалины храма св. Симона Кананита были переданы монахам, прибывшим со Святой Горы Афон (Греция), для создания монастыря в Анакопии. Тогдашний наместник Кавказа М.Н. Романов в своей резолюции на прошение афонских монахов о передаче им земли и развалин храма Симона Кананита особо подчеркнул необходимость, насколько это будет возможно, при восстановлении храма Симона Кананита сохранить его древние остатки. Таким образом, идея сохранения первозданного вида храма не нова. В 1876 г. наместник Кавказа командировал в Анакопию «знатока церковной археологии» А.Г.Гагарина. Археолог Гагарин дал обстоятельный отзыв о времени первоначального построения храма, составил подробное описание тогдашнего его состояния, а также возможной реставрации. Сопровождавший Гагарина военный инженер Степанов сделал чертежи и рисунки храма. В 1882 г. храм Симона Кананита был полностью восстановлен. 10 мая 1882 г., в день памяти апостола Симона Кананита, состоялось освящение храма.
В ходе реставрации в XIX в. храм Симона Кананита приобрел новый барабан и купол. Над западным притвором была надстроена колокольня, стены внутри отштукатурены и побелены, дверные сообщения между центральной апсидой и жертвенником и диаконником были заложены. Внутри был устроен резной дубовый иконостас. Монахи полностью разобрали все три открытых притвора. Некоторые авторы, в том числе и дореволюционные, писали о том, что монахи реставрировали храм «так неумело и грубо», что он потерял всякое значение для науки. Однако, как справедливо заметил один из исследователей, «на первый взгляд, церковь кажется очень сильно переделанной, но это впечатление значительно смягчается более детальным ознакомлением с памятником». Таким образом, несмотря на все потери, храм Симона Кананита вполне может быть рассмотрен в ряду средневековых архитектурных памятников Абхазии.

В советское время, как известно, храм был закрыт. Во второй половине XX в. там размещалась библиотека дома отдыха «Водопад», а в конце восьмидесятых — еще и видеозал.
В 1989 г. на совещании абхазских археологов под председательством Ю. Н. Воронова было принято решение об очищении внутренних стен храма Симона Кананита от штукатурного покрытия, сделанного монахами в XIX в. Историк, публицист Денис Чачхалиа, который совершенно случайно оказался на этом совещании, убедил его участников в том, что монахи не могли уничтожить фрагменты древних росписей храма, которые могли сохраниться под слоем штукатурки. Им же в 1989 г. в газете «Советская Абхазия» была опубликована заметка под названием «Находки еще возможны». И действительно, художник-реставратор Анзор Саканиа, приступивший к работе в храме Симона Кананита в начале 90-ых, сумел открыть уникальные фрагменты древних фресок.

В 1991 г. иерей Виссарион Аплиаа был определен Митрополитом Сухумо-Абхазским Давидом (Чкадуа) в качестве настоятеля храма Симона Кананита. В 1992 г. начались восстановительные работы в храме, в ходе которых были отбиты отдельные архитектурные фрагменты во внутренней части апсиды храма, с целью установки мозаичного полотна с изображением Богородицы. В мае 1992 г. в «Советской Абхазии» появилась статья Ирины Яврян под названием «Замурованные фрески», где справедливо критиковалось то, как велись ремонтно-восстановительные работы в храме Симона Кананита (это статья была перепечатана Германом Маршания в 2014 г. в официальном печатном органе СМА «Христианская Абхазия», см. № 8 (89), с. 12-13).
В 1992 г. была начата и замена кровли храма (завершил ее ваш покорный слуга аж в 2003 г., до этого времени часть покрытия купола храма оставалась открытой, в связи с чем вся верхняя часть купола полностью пропиталась влагой). Крест для купола храма был изготовлен известным абхазским художником Тариелом Ампар, отцом будущего настоятеля Новоафонского монастыря иеромонаха Андрея (Ампар).
С 1994 г. храм стал функционировать. В нем поочередно служили иерей Виссарион Аплиаа, игумен Петр (Пиголь), иеромонах Андрей (Ампар) и иеромонах Дорофей (Дбар). Территория, прилегающая к храму, была расчищена силами студентов Новоафонского духовного училища в 2003-2006 гг.

В 2011 г. под руководством президента Абхазии А. З. Анкваб начались работы (подрядчик – компания «ЮСК») по отводу сточных вод вокруг храма Симона Кананита и закреплению фундамента храмового здания. Перед осуществлением такого рода работ было необходимо провести археологические исследования. В январе 2012 г. я лично просил президента не приступать к археологическому вскрытию пола храма Симона Кананита и прилегающей к нему территории до лета 2012 г., до моего возвращения из Греции. Сказал, что я готов сам организовать всю техническую часть археологических исследований и проконтролировать весь процесс. Однако, эта просьба была проигнорирована. Весной 2012 г. началось, как об этомсообщало агентство «Апсныпресс», обследование фундамента храма Симона Кананита, в ходе которого археологи обнаружили пять средневековых склепов. Среди погребального инвентаря археологи нашли стеклянные бальзамарии. В одном из склепов обнаружили женские серьги из золота с жемчугом. Все эти предметы, по словам тогдашнего начальника Управления по охране историко-культурного наследия РА Анзор Агумава, должны были быть переданы в Новоафонский музей. В этом же сообщении агентства «Апсныпресс», говорилось, что в Управлении по охране историко-культурного наследия полагают, что храм Симона Кананита будет открыт для богослужения до конца года (т.е. до конца 2012 г.).

Приехав из Греции летом 2012 г., я увидел в храме Симона Кананита удручающую, я хочу еще раз подчеркнуть это слово – удручающую, картину: ключи от храма находились в руках простых рабочих из Средней Азии, которые собственно и выкапывали траншеи и ямы внутри храма, производя работы по закреплению фундамента. В одной из вырытых ими ям в алтарной части, валялась бутылка из-под водки. Сохранились фотосвидетельства всего этого безобразия, в том числе и бутылки (она, кстати, преднамеренно оставлена на месте, как «артефакт» свидетельствующий о «бережном» отношении нашего государства к своим памятникам культуры; месяц назад ее видел и Б. С. Кобахия, надеюсь, ее увидел и Р. Д. Хаджимба во время посещения им храма 23 мая этого года). Трудно передать мое возмущение, когда я увидел в ризнице Новоафонского монастыря мешки с останками, извлеченными из храма Симона Кананита, которые, как мне сказали, были переданы монастырю чернорабочими. Я немедленно направился к ныне покойному руководителю Управления охраны памятников Анзору Агумаа, который объяснил, что так получилось из-за того, что президент торопил их во время раскопок. Затем состоялась встреча с президенто Анквабом. На все возражения и возмущения относительно увиденного в храме Симона Кананита, включая и бутылку из-под водки, он отвечал, что «это все неправда».

Из года в год мною озвучивается один и тот же вопрос всем участникам истории с храмом Симона Кананита — зачем нужно было вывозить все артефакты, обнаруженные внутри храма!? Куда разумнее было бы, как это делается во всем цивилизованном мире, сохранить их там, где они были обнаружены, устроив над ними прозрачный пол для просмотра. От наших археологов по сей день невозможно добиться демонстрации рабочих материалов, включая фотографии поэтапного процесса проведения археологических работ в храме Симона Кананита. Такого рода материал должен быть доступным для всех посетителей храма. Закрадываются подозрения, что никакой четкой фиксации археологического обследования сделано не было. Где описание всего того, что было обнаружено? Слава Богу, хотя бы сами археологические находки из храма Симона Кананита, переданы в государственный музей.
Чтобы не быть голословным, напомню, что в 2009 г. мною была опубликована статья «К вопросу реставрации Лыхненского храма», где были озвучены опасения относительно идеи комплексной реставрации названного памятника и обозначены 11 пунктов необходимых поэтапных работ. В январе 2013 г. в интервью агентству «Апсныпресс» о проблемах, связанных с сохранением исторических зданий городов Абхазии и реставрацией абхазских храмов, мною, в частности, было сказано и следующее: «В свое время мы с Анзором Агумаа, известным абхазским историком и краеведом, разработали проект охранных зон для Нового Афона. Но принять его никто не захотел, люди были против, потому что у них были возможности, и они не хотели, чтобы их кто-то ограничивал. Сегодня эти же самые люди сожалеют о том, что нет охранных зон, и город может утонуть в хаосе нерегулируемой застройки. В Абхазии в целом, и в Новом Афоне в частности, немало памятников архитектуры, многие из них реставрируются. Но что удивляет, строители ведут реставрационные работы, не имея соответствующих проектов. Нигде в мире такого не увидишь. Строители сидят и размышляют о том, какие окна надо ставить. Примерно так реставрировался храм Симона Кананита. Разве можно так подходить к делу? Если это памятник византийской эпохи, чтобы понять, какие нужны окна, надо изучить культуру этой эпохи. На территории Новоафонского монастыря строители уничтожили почти всю марсельскую черепицу, а крыши покрыли частично той черепицей, которая осталась, а частично – металлочерепицей. Чем так реставрировать, лучше просто закрыть на консервацию и все, меньше будет вреда. Если же мы будем и дальше превращать реставрацию в ремонт, мы потеряем все наши памятники. Их никто никогда не внесет в список объектов, охраняемых ЮНЕСКО. Московский Кремль в этот список не вносят только потому, что на его территории на месте разрушенного монастыря был построен Дворец съездов. Для Абхазии это будет означать, что вклад абхазского народа в мировую культуру нулевой, и ни один объект на нашей территории не попадет в мировой культурный фонд».

Теперь о событиях дней наших.

За несколько недель до праздника св. апостола Симона Кананита отец Виссарион Аплиаа и руководитель администрации президента Абхазии Астамур Тания решили организовать проведение праздничной службы внутри храма Симона Кананита. Причем, для этого предлагалось сделать либо временное половое покрытие из досок, либо временно засыпать пол песком (!).
Напомню, что с момента закрытия храма Симона Кананита на «реставрацию» в 2011 году, богослужение в день памяти св. апостола Симона Кананита (23 мая) духовенством и братией Новоафонского монастыря приходится проводить в соборном храме монастыря. Важно отметить, что этот праздник — главный престольный праздник Новоафонского монастыря, ибо монастырь был основан у храма Симона Кананита и носит имя названного Апостола. Духовенство же Сухумо-Пицундской Епархии все эти годы служило под временным навесом и палатками у стен самого храма св. Симона Кананита. Все предложения представителей СМА о проведении совместной службы либо в соборе, либо у стен храма, всегда игнорировались руководством Сухумо-Пицундской Епархии.

За месяц до праздника храм был осмотрен Баталом Кобахия, Алхасом Аргун, реставраторами из Санкт-Петербурга и мною, после чего мы вместе пришли к выводу о том, что внутрь храма пока никого запускать нельзя. Необходимо завершить археологические работы, определить, какую часть пола оставить под прозрачным покрытием пола и многое другое. Также был сделан общий вывод о необходимости экспертного заключения относительно консервации храма, и главное, проекта реставрации храма, которого не существует по сей день. Следует отметить, что для создания такого проекта еще в начале девяностых годов Анатолием Константиновичем Кация была проведена работа по созданию эскизных чертежей внешнего облика храма для проведения последующих проектных работ. Эти материалы, хранившиеся в Управлении Сухумо-Пицундской Епархии, впоследствии были утеряны.
Кроме того, на той же встрече мною (как все последние 10 лет) было сказано, что Новоафонский монастырь найдет все необходимые ресурсы для создания проекта реставрации храма Симона Кананита и ее реализации. Мы просим только найти специалистов соответствующей квалификации, поскольку в Абхазии их нет. Именно поэтому я и сказал Батал Самосновичу, что готов «лечь костьми» у входа в храм Симона Кананита, но никого не впустить в него без экспертного заключения специалистов и профессионального проекта реставрации!

Таким образом следует откровенно признать, что храм Симона Кананита (как и многие другие храмы Абхазии) терпит форменное издевательство как со стороны государства, так и со стороны отдельных священнослужителей. Любое поспешное и необдуманное вмешательство, провоцируемое «иными» мотивами, о которых мы все хорошо знаем, может привести к окончательной гибели памятника.

Ситуация удручающая, но не безвыходная. Священная Митрополия Абхазии предлагает утвердить план консервации храма Симона Кананита, подготовить проект его реставрации и, наконец, реализовать его. Для этого нужно прямое участие соответствующих компетентных органов Республики Абхазия, которые возьмут на себя ответственность за принятие соответствующих решений и осуществят надзор их исполнения. СМА готова изыскать средства для проведения соответствующего комплекса проектных и реставрационных работ. В свою очередь, представители Сухумо-Пицундской Епархии могут оказать молитвенную помощь в реализации данного проекта.

Священная Митрополия Абхазии будет рада видеть представителей Сухумо-Пицундской Епархии в спасенном совместными усилиями храме святого апостола Симона Кананита в общих богослужениях и молитве.

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75

Погода


Объявления

Программа Развития ООН (ПРООН) приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере:

на поставку производственного оборудования для кабинета стоматолога.

Подача котировок не позднее 12:00, 28 октября 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия)

Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772 24 46.

Жители РФ готовы присмотреть за домом за проживание. Близость к морю приветствуется. т. 940 715 49 23

Продается 2-х комнатная квартира в Сухуме, ул. Абазинская. Довоенная собственность.
Тел: +7 (940) 921 75 75

Меняю двухкомнатную квартиру (подготовлена к ремонту, установлены новые пластиковые окна) на Кинопракате на однокомнатную квартиру с ремонтом от района рынка до Синопа. Тел. +7 940 927 15 92

Продается двухъярусная квартира 200 кв.м. в центральной части Сухума. Незавершенный ремонт.

Тел.: 921-07-57

В Сухуме, в пляжной зоне в 3-х минутах ходьбы от моря в районе Синопа сдается благоустроенная квартира-студия с ремонтом со всеми удобствами. Квартира расположена на втором этаже. Две кровати (плюс дополнительное место), кондиционер, холодильник, кухонная плита, горячая вода, телевизор и красивый вид из окна). Абхазия, Сухум.

Тел.: + 7 940 921 98 07, e-mail:oliadzonua@mail.ru. Смотреть фотографии.

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook


Мы в Одноклассниках