28 мая 2024 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.

03.07.2023

Аслан Барциц: Формула успеха в трудах и биографии Владислава Ардзинба

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

​ ​ Председатель​ политической партии «Форум народного единства Абхазии» (ФНЕА), экс вице-президент Республики Абхазия Аслан Барциц​ ответил на ряд актуальных вопросов от редакции «Независимой Республики», касающихся общественно-политической жизни в стране. ​ ​

​ ​ – Аслан Чачурбеевич, в одном из последних заявлений ряда оппозиционных политических организаций говорится о том, что власть преднамеренно подвергает забвению имя Первого Президента РА Владислава Ардзинба. Какими фактами это подтверждается?

-Я это наблюдаю в сегодняшней действительности, да и не я один. Это наблюдение делают многие люди, которые внимательно следят за нашими внутриполитическими процессами. Власть не просто забывает имя Владислава Ардзинба, она осознанно идет на разрушение того, что создавалось под его руководством. Потому что все заложенное идеями и смыслами Владислава никак не коррелируется с сегодняшними идеями власти –народ ни на что не способен, мы ничего не можем сами, все необходимо отдать в руки инвесторов, продать, поделиться суверенитетом. Эта схема просто очевидна.

​ Первое, чего добивается сегодняшняя власть – это разрушение веры в себя в абхазском народе. Они хотят отнять веру у народа, в то время как Владислав Ардзинба дал абхазам эту веру – веру в Победу, в то, что мы способны решить великие задачи – строить свое государство, сохранять и приумножать культуру, язык. Одним словом, развиваться и добиваться амбициозных целей и задач. ​ ​ ​ ​ ​

Разве когда-либо Владислав говорил своему народу, что мы слабы, что надо сдаться на милость врага (к примеру, в ходе ОВНА) или мы не можем то или это…, что нужно все продать и тому подобное…? ​

​ Самое важное – во главе с Владиславом мы пришли к Победе. И он сумел в послевоенное время, находясь фактически в жесточайшей блокаде, не поступиться интересами народа и государства. Вот что чрезвычайно важно.

Мы хорошо помним, в каком геополитическом положении оказалась Абхазия, кто был во главе российского государства, все это зафиксировано документально и в многочисленных видеоматериалах.

А то, что происходит сегодня, по факту и называется забвение. Между тем, многие люди видят происходящее и не хотят, чтобы мы здесь и сейчас снова оказались в ситуации, когда право сильного решало все. И не стоит забывать о том, что и сегодня есть среди нас те, кто не верил в победу, не верил в свой народ, для кого выгоднее было получать задание сверху и выполнять его, заниматься «осваиванием» спущенных финансов и т.д. Этих людей мы сегодня называем руководителями с психологией мышления глав автономной республики. И, к сожалению, они сегодня во многом определяют политику – и внутреннюю и внешнюю.

К примеру, возьмем визит президента Абхазии в Белоруссию. Пользователи соцсетей были откровенно возмущены тем фактом, что его назвали не тем именем, посадили за приставной столик. Я не являюсь политическим сторонником нынешнего главы государства, тем не менее, был в равной степени оскорблен, ведь этот человек представляет нашу страну на высшем уровне. Ведь наш народ вполне имеет право на чувство гордости за свою страну, за своего руководителя.
Я сейчас вспоминаю кадры, где Владислав Ардзинба в Москве, без преувеличения, словно лев отстаивал интересы и права абхазского народа в то время как ему, образно говоря, буквально выкручивали руки. Но он не поддавался, он был человеком с настоящим стержнем.
Сегодня мы не требуем того же, чтобы не сказать, что мы слишком многого хотим. Но хотя бы на такие заметные вещи необходимо реагировать.
​ ​ Поэтому для таких людей имя Владислава всегда было и есть как кость в горле.​ И давайте также не забывать когда и кто требовал его отставки…

​ ​ – Как вы считаете, почему, начиная с 2004 года, ни при одной власти так и не был поставлен памятник Владиславу Ардзинба в городе Сухум? В частности, и с 2014 по 2019 гг.?

– Выше я уже частично ответил на этот вопрос. Хочу отметить, что для меня лично вопрос памятника Владиславу Ардзинба это как философско-моральный, так и практический вопрос.
О философском. Благодарные потомки ставят памятник своему лидеру, основателю современного абхазского государства, победителю, человеку, фактически отдавшему свою жизнь за это. Поэтому, я считаю, что прежде мы должны ответить на один важный вопрос (и подход к этому вопросу для меня такой в своей основе) – а сегодня мы достойны его памяти, те, кто сегодня живём, ставить ему памятник? Мы благодарные потомки?
В тоже время мы сегодня не хотим вспоминать и говорить о том, кто и когда громил кабинет Владислава Ардзинба и кто стоял за организацией этого факта. И о том, чьи политические сторонники сегодня во власти…
И второй вопрос. Чисто практический.
Не хотелось бы видеть памятник Владиславу таким банальным, безвкусным, недостойным масштаба его личности. Поэтому я думаю, что необходимо привлекать больших мастеров к этому делу.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​

Был объявлен один конкурс внутри Абхазии, он ни к чему не привёл, но это не означает, что в той же Российской Федерации нет достойных авторов и так далее. Я понимаю, что это связано с финансами и прочее, но, как говорится, под лежачий камень вода не течёт. По нашему мнению эта комиссия должна была работать на постоянной основе, она как живой организм, где в какой-то период что-то не получилось, но останавливаться на этом нельзя. И ещё один момент – многие говорят, что памятник должен гармонировать со всем ансамблем, который составляет площадь Свободы, а каким будет этот комплекс в итоге пока не ясно. Я считаю, что (не знаю, насколько прав, тем не менее, это моё мнение), что все наши главные идеологические праздники проходят именно там, как и 30 сентября – день Победы в ОВНА – главнейший для Абхазии праздник. И я не представляю себе, что там не будет памятника Владиславу. В то же время, мне легко представить себе, что​ там не будет этого огромного здания, но никак не мемориала Первому Президенту Абхазии. У нас просто в столице нет места более достойного, это самое сердце нашей Абхазии, поэтому другого места я себе не представляю.

​ ​ – Давайте немного о другом поговорим. В народе часто наблюдают, что когда чиновники идут в высшие эшелоны власти, они обещают многое. Достигнув целей, их словно подменяют. Обещаний реформ будто и не было. Да, что-то делается, есть намерения, но республика нужными темпами не развивается. Почему это происходило, как вы считаете, да и сейчас продолжается?

-Я могу рассуждать о том периоде, к которому и я частично имел отношение, так как был во власти и могу говорить свое мнение о том, что происходило внутри. Да, с 2014 года, когда президентом был Рауль Хаджимба, выбранное направление как раз и было путем реформирования, улучшения качества управления и так далее. Был принят ряд законов, которые были предложены парламенту целым пакетом – это и валютный контроль, и поддержка малого и среднего бизнеса, и борьба с оргпреступностью, и конституционная реформа с переходом на смешанную систему выборов в Народное собрание, и судебная система, и так далее. Кто понимает суть вопроса, тот знает, о чем я говорю. И даже несмотря на то, что, к сожалению, было колоссальное противодействие, республиканский бюджет был увеличен в разы за счёт собственных ресурсов, отдано долгов внутренних и внешних почти два миллиарда рублей.

​ ​ – А что же помешало вам более эффективно проводить эту политику?

-В первую очередь это постоянное расшатывание ситуации, беспрерывные митинги и так далее. Были и люди внутри команды, мнение и видение которых не совпадало с президентским пониманием того, как строить государство.
К слову, пусть не обижаются бывшие депутаты шестого созыва – во многом парламент того периода не совсем качественно отработал – многие законы были «благополучно» заволокичены. Проверить мои слова очень просто, есть история прохождения документов, числа, даты, какие документы, законопроекты прошли и как, пришли в парламент, но не приняты были в работу или вообще не приняты были депутатским корпусом в ходе голосования. Такой процесс был и все это не трудно проверить, если будет необходимость углубиться в детали.
Естественно, были и кадровые ошибки. Это не отрицается. Об этом говорит и сам экс-президент. Самое важное, что это признается. И тогда и сейчас. Между тем, вы где-нибудь слышали, чтобы нынешняя власть где-нибудь, хоть по какому-нибудь поводу признала свою неудачу или свои ошибки? Недавно промелькнула мысль, что не все получается. Но это как бы, между прочим, небольшое замечание, а во всем остальном они твёрдо стоят на своём, убеждены, что во всем правы и идут напролом.

​ – Неужели, признать свои политические ошибки можно только задним числом?

-Сила политика заключается как раз в том, чтобы он умел, в том числе и вовремя признавать свои ошибки. Есть такая известная поговорка – не ошибается тот, кто ничего не делает. И ошибки в строительстве государства, в его работе неизбежны, учитывая кадровый потенциал и многие другие моменты. Это касается не только Абхазии, руководители мировых держав тоже совершают ошибки.

​ ​ – Сегодня есть ощущение, что власть и оппозиция особого желания встретиться и откровенно обсудить насущные вопросы не имеют. Были попытки со стороны власти выстроить какие-то конструкции для такого диалога, но на данный момент они оказались нежизнеспособны. Как вы считаете, если сравнивать, имел ли место такой диалог в период президентства Рауля Хаджимба, насколько он был эффективнее?
​ ​
-При президенте Хаджимба такие попытки диалога были. Нужно отметить, что в тот период был назначен ряд чиновников в правительстве из представителей оппозиции, также и Генеральный прокурор. Была создана и определённая площадка для дискуссий, но она “благополучно” скончалась, извините за выражение.
И все по той простой причине, что серьёзного желания достичь конструктивного диалога у оппозиции не было, а стояли совсем другие цели и задачи, которые на самом деле никак не соответствовали актуальной повестке дня.
акты? Пожалуйста. Те люди, которые тогда были в оппозиции, сегодня во власти.​ Представьте, что они бы в тот период открыто транслировали сегодняшние тезисы – открыть экономику для инвестиций вплоть до продажи стратегических активов, торговля апартаментами, торговли с Грузией и так далее. Смогли бы они выиграть президентские выборы? Ответ очевиден нет.
Когда команда Бжания – Анкваб пришла во власть, мы (в том числе ФНЕА и я лично как председатель) приходили на все существующие площадки, чтобы открыто говорить и обсуждать вопросы, которые, как мы думали, они обещали народу на выборах реализовать.
​Подчеркиваю – мы никогда не отказывались от диалога, от контактов. Однако на определённом этапе стало ясно, что все это делается лишь для галочки, то есть, грубо говоря, для отвода глаз и забалтывания. Ничего практически полезного из ими обещанного на выборах они ни для государства, ни для общества принести не собирались. И когда это стало понятно, мы, естественно, покинули такие площадки. Отмечу, что это касается не только оппозиционного «Форума народного единства Абхазии». Пожалуйста, вот пример. Когда комиссия по Конституционной реформе была создана, нас в ее составе не было. И что эта комиссия создала, что она родила? В конце концов, она просто развалилась, и никаких практических шагов сделано не было. Стало понятно, что команда Бжания – Анкваб полностью отказалась от предвыборных обещаний и стала активно продвигать идеи авторитарно – олигархического режима.
Это яркие примеры происходящего. И когда мы понимаем, что просто тратим на это время, то извините, нас еще пытаются использовать, естественно, что мы стали этой политике властей противодействовать как противоречащей всему тому, что закладывалось при создании современного абхазского государства отцами основателями и участниками национально-освободительного движения.

​ – Как вы считаете все же, что нужно для выстраивания откровенного, честного разговора в формате «власть – оппозиция»? Что мешает и тем и другим, чтобы забыть о зарабатывании политических очков, но сосредоточиться на достижении результатов?

-Я тут с вами категорически не соглашусь. Мы максимально откровенны как оппозиционные движения, имеющие общую площадку, открыты и конструктивны, чтобы с нами можно было иметь дело и вести диалог. Мы при этом никогда не ставили во главу угла вопрос о кадрах, не говорили о том, что наши представители должны занять те или иные должности. Нет, главное для нас, чтобы нас услышали как политическую силу, которая транслирует мнение значительной части народа. Предлагали ряд программ по реформе госаппарата, оптимизации госрасходов, поддержке национальной экономики и многое другое. Но, к сожалению, у власти оказались другие цели и планы, по которым найти компромисс не представляется возможным.
Еще раз говорю – «там» иная повестка, иные цели и задачи. Они никак не совместимы с нашими принципами и идеологией – мы интересами народа не торговали и торговать не собираемся.

​ ​ – И все же у обывателя иногда складывается впечатление, что если сегодняшняя власть​ была бы оппозицией, то она бы почти один в один повторяла бы повестку, которую транслируете сегодня вы. Почему складывается такое мнение, как вы считаете?
​ ​ – И ещё возникает другой вопрос. Если сегодняшняя оппозиция завтра становится властью, то также сталкивается с подобными проблемами в строительстве государства, которые есть сейчас. И все вновь повторяется. Или я ошибаюсь?

– Несмотря на то, что у простых граждан складывается определенное восприятие политического процесса, я не согласен с такой постановкой вопроса. Во-первых, будучи во власти мы старались реализовать предвыборные обещания, понятно что не все получалось, я говорил выше о причинах, а не как эти три года, когда нынешняя власть полностью отказалась от того, что обещала гражданам на выборах и стала защищать только интересы иностранных олигархов, попирая при этом интересы собственных граждан. Такие резкие повороты в политике мы себе не позволяли.

Или все помнят, как ныне действующие руководители выступали резко против подписания договора с Россией о союзничестве и стратегическом партнерстве, дороги перекрывали, с плакатами стояли, а как заняли кабинеты, оказалось договор то интересам Абхазии отвечает. Или в оппозиции беспрерывно твердили о том, как страдает бизнес страны, а как пришли к власти говорят только про иностранных инвесторов, ни слова о национальном предпринимательстве. Вот таких примеров с резкой сменой мнений у нас достаточно, а с нами точно не было и не будет такого. В этом я убежден и уверен.

 ​ – Я прекрасно понимаю, что вы негативно оцениваете намерения нынешнего руководства привлечь много инвесторов в экономику, открыть торговлю с Грузией, но давайте представим, что вы приходите во власть в ближайшее время. Как вы будете решать эти вопросы, какую альтернативу вы предлагаете по этим направлениям?

– Понимаете, нельзя кидаться из крайности в крайность. Все должно быть разумно и с пользой для государства, а не отдельных личностей, которые могут преследовать какие-то свои коммерческие интересы, нельзя преподносить это обществу как большой государственный интерес.

Что касается того же бизнеса и привлечения инвестиций. Нам надо в срочном порядке принять пакет законопроектов, которые бы регулировали очень многие вопросы, включая финансовую прозрачность, добросовестность, приоритетность для граждан Абхазии, недопустимость недобросовестной конкуренции, монополизации рынка и многое другое. Также это касается строительства, земельного кадастра и так далее. Там очень много вещей, которые обязательно нужно законодательно отрегулировать. Если мы этого не сделаем, то превратим свою страну в царство беспредела и хаоса. Интересы граждан Абхазии сильно пострадают. Такие ошибки делать не позволительно, потому что это мы уже никогда не сможем отыграть назад. Ни один человек, какой бы хороший и сильный он не был, он не сможет такие важные вещи отыграть назад. У нас просто для этого не будет ресурсов. И это нужно четко понимать.

И поэтому мы сегодня с таким надрывом, как кому-то может показаться, говорим об этом. Пока есть возможность этим заниматься в правильном русле, это нужно делать.

​ ​ – Вопрос строительства и продажи апартаментов из этого же ряда?

Да, конечно. Надо принять ряд законов, которые будут четко регламентировать все. В этих вопросах мелочей нет абсолютно никаких. А после утверждения этого базиса уже можно что-то обсуждать в плане инвестиций и экономики. Ведь тут вопрос не только в инвесторах определенного государства, вопрос надо ставить шире и в первую очередь учитывать тему демографии, сохранения абхазского народа, языка, культуры.

Поэтому решение важнейших вопросов развития государства кулуарно, как это сегодня имеет место, недопустимо. Это сейчас основная проблема. Без консенсуса в обществе такие вопросы нельзя решать качественно. А для того, чтобы он был, это нужно обсуждать, предлагать обществу публичное обсуждение. Да, будут какие-то спекуляции отдельных личностей, я допускаю, но этот путь необходимо пройти, другого выхода нет. А закрытость, кулуарность, вплоть до того, что журналистов пускают в Администрацию президента по принципу «своего пула», который выдаст информацию, так как наверху посчитают нужным – просто недопустимы.

Безусловно, у государства могут быть закрытые совещания по определенным темам, но сегодняшняя закрытость, отчуждение от общества, навешивание ярлыков (не могу об этом не сказать) – недопустимы. Ведь сегодня если ты не согласен с официальной точкой зрения – ты враг чего-то большого, враг России, в конце концов, враг ещё кого-то… Это что за подходы и методы…?

​ ​ – Мы с вами подошли к теме российско-абхазских взаимоотношений. Как вы считаете, почему сегодня так много разговоров о пицундской даче? В реальности, мешало ли что-то России осуществить ее ремонт и эксплуатацию по тем, старым, ранее подписанным документам?

Я считаю, что на самом деле для России – великой державы этот нюанс не значит что-то существенное. Эта точка зрения не состоятельна просто, более того она оскорбительна для великого государства. ​

​ ​ – А кому тогда на самом деле тогда понадобился пересмотр старых соглашений?

За этим кроется то, что мы вновь называем чьим-то личным интересом. Я сейчас не хочу называть имена и фамилии определенных людей, околовластных деятелей, они всегда были и остаются и в России и в любом другом государстве. Мы помним и покойного Бориса Березовского, и «семибанкирщину» и так далее. Мы хорошо помним историю. И у нас это было, к сожалению и есть на сегодняшний день.

​ То есть здесь также нужно четко понимать, где здесь наш государственный абхазский интерес, интерес нашего народа, а где его нет. Если бы в свое время Владислав Ардзинба проявил бы такую «гибкость», тот же Березовский скупил бы просто всю Пицунду.

​ ​У нас есть прекрасная настольная книга – руководство к действию для достижения успеха нашего государства. Это труды Владислава Ардзинба, это его биография. Нам более придумывать ничего не надо – лишь следовать этим принципам. И, конечно, вырывать отдельные фразы из контекста при этом тоже не следует. Надо просто жить по владиславовски, работать по владиславовски, думать по владиславовски.

А жить по владиславовски это значит опираться на свой народ, иметь свой национальный план развития и тогда для наших российских друзей политика Абхазии будет понятна, а если вы забываете все, что наобещали на выборах и вся ваша деятельность сводится к беспрерывным просьбам о помощи к Москве, то именно такая политика приводит к возникновению проблем во взаимоотношениях между нашими странами. Для меня, например, не удивительно, что уже три года нет встреч между президентами России и Абхазии.

​ ​ – Последние события показали, что сегодняшняя оппозиция настроена конструктивно, и впредь будет работать в русле закона и права. Мы в то же время постепенно подходим к дате новых президентских выборов. Нынешний президент, несомненно, будет идти на второй срок руководства республикой. Как вы считаете исходя из реалий, получит ли он поддержку народа, насколько народ сегодня может принять предлагаемую властью повестку?

– Свое отношение и оценку работе действующего президента мы дали на недавно проведенном съезде партии в городе Сухум. После того, как за три года не выполнено ни одно его обещание, жизнь граждан не то, чтобы улучшилась, наоборот ухудшилась. Две зимы люди провели в холоде без света и воды – это итоги решения по майнингу, необдуманное резкое снятие ограничений по борьбе с коронавирусом, ухудшение ситуации на дорогах, единственный выход – это его отставка. Граждане страны разочарованы и раздражены. И, конечно, вы правильно заметили, что системная обновленная оппозиция настроена действовать в русле закона, поэтому действующему президенту тоже стоить подумать, как внести свой вклад в укрепление законности в стране и стабилизации политической обстановки.

Ему сейчас, прежде всего, необходимо думать о стране и народе, а не о своих политических амбициях, не о втором сроке, а о добровольной отставке, без митингов, штурмов, не доводя ситуацию до крайностей. Он может точно выполнить свое одно обещание народу – уйти, если за три года ничего не получится. Шанс внести вклад в устойчивое развитие нашего государства своей отставкой у него есть и есть шанс войти в историю своим осмысленным, разумным поступком в интересах простых граждан государства.

​ ​ – Может ли негативно сказаться на политических процессах разочарование и во многом аполитичность народных масс?

Аполитичность всегда была свойственна в Абхазии после выборов. Это не новое явление в нашей стране. Ближе к дате выборов интерес к политическому процессу будет нарастать, что мы уже сейчас наблюдаем. Как вы знаете, наша партия на съезде полностью поддержала политику обновления, формирования нового курса с опорой на новое поколение. Количество граждан, участвующих на мероприятиях обновленной оппозиции неуклонно растет, а на митинг против проводимой политики действующей власти пришли более трех тысяч активных граждан. Если кто-то  во власти рассчитывает на аполитичность народа, глубоко заблуждается. И влиять на людей тезисом «все одинаковые», тоже не выходит у власти. Как и говорил Владислав Григорьевич Ардзинба – «Надо выдержать пока вырастет поколение в независимой Абхазии, а потом страну они никому не отдадут». Так вот, это время пришло. Время нового поколения, нового курса, и никто уже не сможет этот процесс остановить.

– И в завершении такой, без преувеличения глобальный вопрос. Что мешает нам быть едиными? Такими как мы были в период Отечественной войны народа Абхазии.

– А вообще, что нас максимально объединило? Это на тот момент невыполнимая задача – победить в войне пятимиллионную Грузию. Общая великая цель объединила нас. Все, кто мог это тогда сделать, выступили единым фронтом против врага. Я не хочу, чтобы народ вновь сплачивался по такой же причине, даже думать о таком не хочется.

Сейчас одна идеология – инвестор, инвестор, инвестор. Как говорится, утюг включишь, а оттуда тебе опять про иностранного инвестора. А ведь такими приоритетами нельзя жить и по факту наоборот идет процесс разделения людей, резкого расслоения, чего раньше в Абхазии не допускалось. На данном этапе, в свете событий в мире, противостояния нашего союзника и друга России с коллективным Западом, нам крайне важно обеспечить ускоренное развитие во всех сферах государства, обеспечить неуклонное продвижение вперед и только общая большая цель, стремление изменить страну к лучшему будет способствовать объединению граждан. А такой процесс запустить способно только новое поколение политиков, соответствующих современному осознанию и пониманию прогрессивных исторических событий, происходящих в мире. Такое переломное время требует нового, более высокого, качественного уровня в политике.

Фундамент и основы, заложенные первым президентом Владиславом Григорьевичем Ардзинба, его соратниками, при строительстве суверенного абхазского государства, позволяют всем гражданам Абхазии, и далее приумножая и укрепляя нашу страну, вместе достойно, как и в период Отечественной войны народа Абхазии, преодолевая все трудности и препятствия, прийти к устойчивому, успешному развитию.

​   Беседовал Рустам Зантария, газета “Республика”

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел.:
(+7-940) 921-78-75


Погода

Яндекс.Погода

Объявления

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook