20 ноября 2017 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Абхазское прикрытие российско-грузинского торга?
09.11.2017

Абхазское прикрытие российско-грузинского торга?

Поделиться в социальных сетях:
Визит митрополита Волоколамского Иллариона в Грузию привлек внимание прежде всего своей «абхазской» частью. Создание рабочей группы РПЦ и ГПЦ по обсуждению абхазского церковного вопроса может показаться грузинскому наблюдателю шагом на пути «возвращения утраченных территорий», где основным актором выступает Грузинская церковь, а не власть, эту проблему решить неспособная. Однако на деле может оказаться, что все совершенно наоборот, и процессом рулят светские власти.
Рассматривать попытку РПЦ и ГПЦ решить абхазский церковный вопрос как нечто, могущее иметь какие-то последствия на абхазском направлении, нет оснований. Представители ГПЦ и раньше уже почти «договаривались» и «ездили» в Абхазию — с тем же успехом, что и Нино Бурджанадзе или Ада Маршания. Объявления о намерениях, ничего более.
В текущих условиях епископ Цалкский Григол (Кация) не приедет в Абхазию, и абхазский уполномоченный по делам религий Резо Кация не будет обсуждать с однофамильцем абхазский церковный вопрос в Москве на праздновании 100-летия возрождения патриаршего престола. Как сказал уполномоченный в интервью «Эху Кавказа», ему просто нечего сказать епископу и его никто не уполномачивал что-то подобное делать.
Независимо от раскола в абхазском православии, в Абхазии у Грузинской православной церкви не осталось паствы, если не считать грузинских жителей Гальского района. Никакой официальной встречи епископа Григола с клиром и паствой Сухумо-Пицундской епархии, именующей себя Абхазской православной церковью, или священниками и прихожанами новоафонской Священной митрополии Абхазии, быть сегодня не может, и те, и другие откажутся принять грузинского священника. В этом смысле попытка Грузинской церкви изначально обречена на провал.
Даже Русская церковь споткнулась на Абхазии. Абхазская общественность во главе с новоафонскими монахами воспротивилась попытке настоятеля из РПЦ занять Новоафонский монастырь, вполне справедливо предполагая, что данная акция — результат тайного договора Русской и Грузинской церквей.
С тех пор ничего не изменилось. Двурушничество Кремля, светской рукой признающего Абхазию, а религиозной — каноническую территорию Грузинской церкви (с Абхазией и Южной Осетией) остается важным фактом, влияющим на абхазскую политику и общество. Именно поэтому, несмотря на попытки рейдерских захватов Новоафонской обители лояльной Москве группой священников иерея Виссариона, несмотря на явное и кулуарное политическое давление, Священная митрополия Абхазии держит свои позиции. У нее есть паства и общественная поддержка, в этом ее сила.
То есть очевидно, что заехать на хромой лошади РПЦ в Абхазию не получится.
Совсем другое дело, если за спиной Московского патриархата стоит Кремль. Только российская светская власть способна давать какие-то выполнимые обещания в отношении Абхазии и Южной Осетии. Будет ли она их выполнять — другой вопрос.
Но столь же ясно, что российская светская власть не пойдет на ухудшение отношений с младшими партнерами (Абхазией и ЮО), получив лояльность лишь от ГПЦ. Кремлю нужна светская Грузия, которая сегодня евроинтегрируется и взаимодействует с НАТО. Этого никто в Москве не скрывает.
Не являемся ли мы свидетелями торга, выходящего за рамки межцерковных связей? Для такого вывода есть некоторые основания.
Уступки, на которые идет ГПЦ в отношениях с РПЦ, выглядят совершенно алогичными. Эпизод с присланным РПЦ настоятелем в Новый Афон был первой ласточкой. Уже тогда, в 2011 году, вероятно, Грузинская церковь согласилась на временное окормление территорий Абхазии и Южной Осетии Москвой. Сегодня же, когда в центре Цхинвали строится храм Русской церкви, в этом практически нет сомнений.
И что же получила Грузинская церковь взамен? Признание канонических границ? Оно и так было гарантировано той трудной ситуацией, в которой находится РПЦ на Украине. Обещание, что в Абхазию и Южную Осетию пустят грузинских священников? У РПЦ нет таких сил, чтобы обеспечить исполнение этого обещания.
Т.е. Грузинская церковь либо просто контролируется Москвой, либо ее принуждает так действовать грузинская власть.
В интервью «Эху Кавказа» архимандрит Дорофей (Дбар) из Священной митрополии Абхазии предположил, что это Бидзина Иванишвили заставляет Грузинскую церковь идти на уступки РПЦ: «За кулисами серым кардиналом выступает Бидзина Иванишвили и другие грузинские политики, которые, как всем известно, имеют совершенно четкие связи в России!».
Я не исключаю, что Бидзина Иванишвили двурушничает в российском стиле: церковными руками изображает попытки решить абхазский вопрос, при этом де-факто «учитывает сложившиеся реалии», признавая духовную гегемонию Москвы. Светская Грузия тем временем неагрессивно дистанцируется от России, продолжая евроинтеграцию, но в пределах разумного. А на периферии политического поля дрейфуют разрешенные теперь политические игроки, вбрасывающие в публичное пространство лозунги «Мы либо войдем в Сухуми, либо в НАТО».
Иными словами Тбилиси может вести переговоры с Москвой, в которых Грузинской церкви отведена роль важная, но второстепенная. Впрочем, у РПЦ такая же роль.
Если это так, то возможен отход от изначальной концепции «стратегического терпения», с которой «Грузинская мечта» шла к власти. Одно дело — ждать, когда изменится Россия, и совсем другое — обсуждать с сегодняшним Кремлем стратегическое будущее отнюдь не только Абхазии, но Грузии.
И это не может не внушать опасений.

Другие новости по теме

Реклама

 Аквафон

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75