12 декабря 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Ходатайство об отводе состава суда, не повод откладывать следующее заседание…
11.07.2018

Ходатайство об отводе состава суда, не повод откладывать следующее заседание…

Поделиться в социальных сетях:

11 июля Верховный суд Республики Абхазия продолжил рассмотрение уголовного дела по убийству Рафика Чолакяна, обвиняемым по которому является Эдуард Адлейба. Адвокат указала суду на статьи закона, которые были нарушены при оглашении записи телефонных разговоров. Суд признал ее ходатайство необоснованным. Тогда адвокат заявила отвод всему составу суда и прокуратуре, которые, по ее мнению, предвзяты и заинтересованы в исходе дела.

11 июля прокуратура с разрешения суда намеревалась продолжить оглашение записи телефонных разговоров.

До оглашения адвокат обвиняемого Инга Габелаиа заявила ходатайство.

Она напомнила суду, что 6 июля 2018 года на судебном слушании сторона обвинения  огласила записи телефонных разговоров с абонентского номера, пользователем которого являлась Нази Квачахия-Адлейба.

Записи переговоров были оглашены в нарушение норм уголовно-процессуального законодательства, а именно ч. 5 ст.241 УПК РА, согласно которой записи телефонных и иных переговоров лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. В противном случае, указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании.

6 июля 2018 года ни сторона обвинения, ни суд не брали согласие у Квачахия-Адлейба Н.Ш. на оглашение записей ее телефонных переговоров, что противоречит  императивной норме закона. Записи были оглашены в открытом судебном заседании, они были опубликованы в СМИ и стали достоянием общественности.

Также была нарушена ст.14 Конституции, которая гарантирует каждому человеку  право на свободу частной жизни, личную и семейную тайну. И статья 16, которая гарантирует право на тайну переписки и других сообщений.

Габелаиа считает, что требование стороной государственного обвинения озвучивания записей телефонных разговоров вопреки воле лиц, чьи разговоры подлежали оглашению, идут в разрез с принципами законности при осуществлении деятельности сотрудниками прокуратуры.

В ходе судебного заседания стороной обвинения были нарушены и нормы ст.53 Закона «О прокуратуре», которые запрещают разглашать сведения, составляющие государственную и иную охраняемую законом тайну. Однако, вопреки норме закона прокуроры огласили данные записи разговора с абонентского номера, принадлежащего Эрику Адлейба, сыну обвиняемого. При этом они не запрашивали его согласие на оглашение содержания разговора, а также нарушили охраняемую законом адвокатскую тайну, которая относится к «иной, охраняемой законом тайне».

Согласно ч. 1 ст.8 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РА» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Адлейба Эрик является доверителем адвоката Габилаиа, и она возражала против оглашения записей телефонных разговоров.

Несмотря на это, сведения были оглашены и распространены сотрудниками Генеральной прокуратуры  – Хазириши Э. и Надараишвили Н.

Гарантией независимости адвоката, является полный законодательный запрет на любое вмешательство в адвокатскую деятельность. Прослушивание телефонных разговоров между адвокатом и доверителем является вмешательством в адвокатскую деятельность, более того, распространение телефонных переговоров между адвокатом и доверителем является распространением охраняемой законом тайны, что должно незамедлительно пресекаться.

Адвокат Габелаиа просила коллегию судей Верховного суда обратить внимание на нарушения закона и, руководствуясь названными статьями, отказать стороне обвинения в оглашении протоколов прослушивания, либо назначить для их оглашения закрытое судебное заседание.

Суд удалился для рассмотрения ходатайства. Судейская коллегия почти два часа совещалась и председатель Роман Кварчия  огласил определение. В удовлетворении ходатайства адвокату было отказано.

Суд так обосновал свой отказ. В данном уголовном деле Инга Габелаиа осуществляет защиту обвиняемого Эдуарда Адлейба, «при этом не имеет значения, с кем было заключено соглашение об осуществлении защиты. Судейская коллегия считает, что ссылка адвоката Габелаиа является необоснованной, поскольку в законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре «идет речь именно об адвокатской тайне, которую не вправе разглашать сам адвокат».

Суд считает, что для назначения закрытого судебного заседания также нет оснований, так как в ст. 241 УПК назначение закрытого судебного заседания допускается в случаях, когда: судебное разбирательство может привести к разглашению государственной или иной охраняемой законом тайны; рассматриваются уголовные дела, совершенные лицами, не достигшими совершеннолетия; преступления против половой неприкосновенности и связанные с разглашениями сведений об интимной жизни участников уголовного процесса; а также, если этого требуют интересы безопасности участников процесса.

Судебная коллегия отметила, что принципы гласности и открытости судопроизводства являются основополагающими.

Я не поленилась и открыла закон Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре». Часть 1 статьи 8 этого закона гласит: «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Доверителем Инги Габелаиа является Эрик Адлейба, о чем она представила суду соответствующую справку.  Следовательно, оглашение содержания разговора между ней и ее доверителем, является разглашением адвокатской тайны.

После того, как судья огласил определение, адвокат Инга Габелаиа  заявила отвод всему составу суда – Роману Кварчия, Мадине Логуа и Аде Касландзия, а также представителям стороны гособвинения – Эльвие Хазириши и Нино Надареишвили.

Она обосновала свое ходатайство об отводе судей и прокуроров тем, что во время процесса последними были нарушены часть 5, статьи 241, в соответствии с которой записи телефонных разговоров в открытом заседании возможны только с согласия тех, чьи разговоры оглашаются, либо в закрытом судебном заседании. А также две статьи Конституции: ст. 14, которая гарантирует каждому человеку право на свободу частной жизни, личную и семейную тайну; и ст.16, которая гласит, что каждый человек обладает правом на тайну переписки и других сообщений.

Согласно требованиям ст.1 и ст.2 закона «О прокуратуре РА» прокуратура осуществляет надзор  за соблюдением Конституции и исполнением законов. По ее мнению, состав суда игнорирует нормы Уголовно-процессуального законодательства и Конституции. Суд должен был пресечь нарушение закона, но не сделал этого даже после ходатайства адвоката. А сторона обвинения толкует закон вопреки его нормам, что свидетельствует либо о не знании закона, либо о заинтересованности в исходе дела. Толкование стороной обвинения норм уголовно-процессуального законодательства  в противоречии с законом и Конституцией не может обеспечить проведение судебного заседания на основе принципа справедливости уголовного судопроизводства.

По мнению Габелаиа, тот факт, что суд не пресек данное нарушение закона, свидетельствует об умышленном нарушении прав подзащитного Габелаиа.

Суд принял ходатайство об отводе, однако, не дожидаясь решения, назначил следующее заседание. Судьи, видимо, знают заранее, какое решение по этому вопросу будет принято.

Елена Заводская

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75