17 августа 2022 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.

14.07.2022

Валерий Агрба: Парламент должен обратиться в Конституционный суд

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На пресс-конференции в Сухуме 10 депутатов парламента VI созыва высказали свое отношение, рассказали историю вопроса и призвали свои коллег из действующего парламента снять с рассмотрения сессии вопрос о ратификации межправительственного Соглашения по Пицундской даче. В пресс-конференции приняли участие экс-спикер Валерий Кварчия, главы комитетов парламента VI созыва – Александр Цишба, Алхас Джинджолия, Натали Смыр, Валерий Агрба, Илья Гуния, Алмасхан и Дмитрий Ардзинба, Гарри Кокая.

Бывший глава правового комитета Валерий Агрба остановился на правовых аспектах соглашения, которое поступило в парламент на ратификацию. Он разделил вопрос на три блока – процедурные вопросы и нарушения, связанные с подготовкой и подписанием Соглашения; аргументы руководителей государства в обоснование необходимости ратификации Соглашения и соответствие Соглашения действующим законам и Конституции Абхазии.

Три постановление приняты опросом в наращение регламента

– Тема передачи государственной дачи в собственность ФСО не нова. Не будем заострять внимание на Соглашении 95 года, в данном контексте мало что информативно. Были совершенно иные условия – послевоенная сложная военная обстановка, экономическая и политическая блокада Абхазии странами СНГ, необходимость сохранить хоть какие-то коммуникации с официальными органами РФ.
Тем не менее, в дальнейшем, после признания Россией независимости Абхазии с определенной периодичностью она возникала и при Багапше, Анкваб, Хаджимба, но так и оставалась на уровне разговоров.
По теме разграничения собственности и одобрении передачи государственной дачи «Пицунда» принято три постановления правительства: 4 марта 2021 года;16 апреля 2021 года; 2 декабря 2021 года.
И все эти три постановления приняты опросом, т.е. без проведения заседания Кабинета Министров, в нарушение Регламента, статья 20 которого гласит, что допускается принятие постановления опросом, но только по отдельным, не терпящим отлагательства вопросам и после согласования с администрацией президента.
Естественно, напрашивается вопрос, какие такие не терпящие отлагательства обстоятельства вынуждали три раза в течении целого года принимать именно эти постановления опросом, без проведения открытого заседания Кабинета Министров?
Ответ простой – держать данный вопрос в максимально закрытом режиме от общественности, в том числе и от депутатов VI созыва Парламента. Как и само подписание Соглашения, которое также, тайно состоялось 19 января 2022 года. Хотя, в соответствии с частью 1 статьи 7 закона о международных договорах министерство иностранных дел должно было проинформировать парламент о заключенном международном договоре.

Имущественный комплекс внесен в реестр почти за две недели до правовых на то оснований

– Комичным выглядит еще одно процедурное нарушение допущенное при подготовке Соглашения к подписанию. На мой депутатский запрос об отношении собственности госдачи Пицунда, 11 мая 2021 года руководитель Госкомитета по управлению государственным имуществом и приватизации отвечает, что в соответствии Постановлением КМ от 4 марта 2021 года (принятого опросом), имущественный комплекс передан в ведение Госкомитета и на основании этого Постановления КМ, 23 февраля 2021 года имущественный комплекс госдача Пицунда внесен в реестр республиканской собственности.

Обратите внимание – 23 февраля, а тайное Постановление примут только 4 марта,  т.е. имущественный комплекс внесен в реестр почти за две недели до правовых на то оснований.
Какими-то сверхъестественными способностями перемещения во времени и пространстве обладают некоторые наши чиновники, когда это необходимо.

Минюст заметил, что Соглашение нарушает права и свободы граждан Абхазии, но не сделал выводов

– Но вернемся к процедурным нарушениям. В соответствии с частью 5 статьи 9 закона о международных договорах, предложение о заключении Соглашения должно содержать обоснование целесообразности его заключения, определение соответствия его законодательству, а также оценку его финансово-экономических и иных последствий.
Как вы можете догадаться, заключения центральных органов государственного управления в лице минфина, минэкономики, МИД, Госкомитета по управлению госимуществом, в том числе и само заключение КМ носят формальный характер, содержат простое описание положений Соглашения. Замечаний и предложений не имеется, негативных последствий для охраняемых законом интересов общества и государства не повлечет и все дружно рекомендуют к его ратификации. За исключением министра юстиции. В своем заключении, кстати единственный кто отразил некоторые пробелы и противоречия с действующим законодательством, он описывает один из главных вопросов связанных с обеспечением прав и свобод граждан Абхазии, но не делает выводов, как будто кто то, политической волей, прервал или обрезал его заключение.
Тем не менее, упущено очень важное положение, которое должно было быть отражено в заключении министерства юстиции и только бы помогло в случае ратификации и никак не вызвало бы недовольство вышестоящего руководства.

Подписанты так спешили, что забыли прекратить действие Соглашения от 1995 года

– Так как в Соглашении 95 года, не обозначен срок его действия, значит оно действует бессрочно. При подписании соглашения о передаче в собственность госдачи Пицунда от 19 января 2022 года так спешили, и это не терпело отлагательств, что забыли прописать о прекращении действия соглашения 95 года, а оно, как мы знаем, действует бессрочно.

Теперь предположим, что новое, уже подписанное Соглашение парламент ратифицировал и оно вступило в действие. Мне очень интересно с точки права, какое из двух соглашений подлежит применению? А это коллизия, серьезная проблема правоприменительной практики, в случае, конечно же, его ратификации.И такой пробел должен был быть обязательно отражен в заключении министерства юстиции.

Подписанты не заметили, что в Абхазии нет водного кодекса

Или вот еще один существенный пробел. В соответствии с новой редакцией Соглашения, в пользование на условиях аренды вместе с земельным участком передается участок акватории моря. Водный кодекс в Республике Абхазия не принят. Значит будем руководствоваться Водным кодексом ГССР и основами законодательства СССР. Но данное законодательство не предусматривает передачу участка акватории моря в аренду иностранному государству. В советское время это было невозможно, да в принципе, как и в большинстве стран и сегодня. Чисто полюбопытствовать, конечно, в случае ратификации, какой государственный орган Абхазии будет заключать договор аренды участка акватории моря с ФСО РФ и на основании каких нормативно-правовых актов?
И этот пробел должен был быть отражен в заключении министерства юстиции.

Аргументы руководителей государства не выдерживают критики

Теперь перейдем к аргументам руководителей государства в обоснование необходимости ратификации Соглашения, такими как, – «отвечает интересам Абхазии».
На встрече с общественностью в г. Пицунда 8 июля 2022 года президент  Бжания пояснял жителям Пицунды, что по сути ничего в соглашении не изменилось за исключением формы собственности на недвижимость и приводил такие доводы в пользу необходимости ратификации и передачи в собственность, что бюджетное законодательство РФ не позволяет осуществлять финансирование объектов не находящихся в собственности РФ, а также что подразделения ФСО являются вооруженными силами и они участвуют в обеспечении безопасности Абхазии.

Во-первых, как это ничего не изменилось в новой редакции Соглашения о передаче госдачи Пицунда? Это не соответствует действительности. Изменение формы собственности – это и есть суть и главное изменение, влекущее целый ряд правовых последствий. Появились дипломатические иммунитеты и это изменение имеет существенное значение, в контексте формулировок, отраженных в положениях Соглашения и связано оно напрямую с Конституционными правами и свободами граждан Абхазии.

В новой редакции этого Соглашения, появился участок акватории моря, который необходимо передать в аренду.

В 2015 году принят закон об особо охраняемых природных территориях, а он определяет иные правовые основы в области охраны и использования особо охраняемых природных территориях чем были ранее.
Государственная дача Пицунда как мы знаем, расположена в Пицунда-Мюссерском заповеднике, а в соответствии со частью 2 статьи 5 указанного закона, природные ресурсы и недвижимое имущество, расположенное в границах государственных природных заповедников, полностью изымаются из гражданского оборота. Или, к примеру, в соответствии с частью 1 статьи 8 на территории государственного природного заповедника запрещается любая деятельность. Что так же связано с нормами Конституции и много иных положений, имеющих важное и существенное значение.

Во-вторых. Ссылки на бюджетное законодательство России, которое якобы не позволяет осуществлять расходы на строительство и капитальный ремонт объектов не являющихся собственностью России  и это один из главных аргументов почему необходимо передать госдачу именно в собственность не выдерживают никакой юридической критики.
Как известно, госдачу Пицунда планируют передать на основе международного соглашения, которое подлежит ратификации. В соответствии с законодательством как России, так и Абхазии, ратифицированные международные соглашения имеют приориет над внутренним законодательством и обладают большей юридической силой чем национальное законодательство, в том числе и бюджетное.
В качестве наглядного примера приведу соглашение «О российской военной базе на территории Республики Абхазия» от 2010 года. При разработке указанного соглашения, стал вопрос о передаче российской стороне дополнительного недвижимого имущества, которое так же необходимо было министерству обороны Абхазии. Тогда тоже звучали ссылки на бюджетное законодательство России. Однако в соглашение по предложению абхазской стороны было включено положение, в соответствии с которым Российская военная база вправе использовать принадлежащие абхазской стороне объекты. При этом финансирование расходов на строительство, капитальный ремонт и содержание данных объектов осуществляется за счет средств бюджета России.

Исходя из этого факта, можно с полной уверенностью утверждать, что если бы переговорщики с абхазской стороны аргументировано предложили бы прописать в соглашении, что объект остается в собственности Абхазии, но передается в долгосрочное пользование РФ, а финансирование расходов на капитальный ремонт и содержание  осуществляется за счет средств федерального бюджета, то это не нарушало бы бюджетное законодательство России и сняло бы все юридические препятствия для модернизации имущественного комплекса Госдачи Пицунда.
В третьих, говоря об обеспечении военной безопасности Республики Абхазия, необходимо отметить, что такая безопасность помимо вооруженных сил Абхазии обеспечивается Российской объединенной военной базой и пограничным управлением ФСБ России в Абхазии.
В задачи подразделения ФСО РФ дислоцированного на территории РА по своему функциональному предназначению не входит, и не может входить, обеспечение безопасности и обороны Республики Абхазия. При этом обращу ваше внимание, что в соглашении о совместных усилиях в охране государственной границы Республики Абхазия от 2009 года и в соглашении об объединенной российской военной базе на территории Республики Абхазия от 2010 года не предусмотрено что Республики Абхазия передает какие-либо объекты в собственность Российской Федерации. Все объекты, которые были необходимы для обеспечения безопасности Республики Абхазия были переданы министерству обороны России и Пограничной службе ФСБ России в пользование. При этом отмечено, что недвижимое имущество по мере высвобождения или прекращения действия соглашений будет возвращено Республике Абхазия.

Проигнорирована конституционная норма, гарантирующая государственную и судебную защиту прав и свобод граждан Абхазии

Теперь перейдем к третьему блоку – соответствия подписанного соглашения действующим законам и Конституции.
Как всем известно, вопрос граждан Абхазии, проживающих на участке территории, подлежащей передаче в соответствии с подписанным Соглашением, на протяжении нескольких лет оспаривающих свои имущественные права, никак не урегулирован.
Возможно предположить, что в будущем могут возникнуть обстоятельства, которые будут напрямую затрагивать их законные интересы. Статья 21 Конституции Республики Абхазия устанавливает, что каждому человеку гарантируется государственная и судебная защита его прав и свобод.
Однако в подписанном Соглашении, а именно в части 4 статьи 22 Абхазская сторона не предъявляет Российской стороне претензий, касающихся возмещения ущерба, нанесенного юридическим или физическим лицам, недвижимому имуществу, природным ресурсам действиями военнослужащих при исполнении служебных обязанностей.
Более того, в соответствии со статьей 9 соглашения, на объект, участки и подразделение ФСО РФ распространяются привилегии и иммунитеты, предусмотренные Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года.
Возникает вопрос, каким образом будет реализована конституционная норма, гарантирующая государственную и судебную защиту прав и свобод граждан Абхазии проживающих на этой территории, вне юрисдикции Абхазии в случае их нарушения?

Так как в соответствии со статьей 35 Конституции Абхазии ни один Закон, отменяющий или умоляющий права и свободы человека, не должен быть принят или издан в Республике Абхазия, а ратификация Соглашения принимается в форме закона, то отдельные статьи подписанного, но не вступившего в силу Соглашения, прямо противоречат положениям Главы 2 Конституции Республики Абхазия.

Соглашение нарушает Конституцию Абхазии и закон об особо охраняемых природных территориях

-Кроме того, в соответствии со статьей 5 Конституции вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами регулируются законами Республики Абхазия. И как было отмечено выше, в связи с принятием закона об особо охраняемых природных территориях, которые используются и охраняются, как основы жизни и деятельности граждан Абхазии, существенно изменились правовые условия в части возможности передачи в их аренду.
Так как международный договор имеет большую юридическую силу в правовой системе, то можно предположить, что подлежит применению Соглашение, но Соглашение ниже юридической силы Конституции Абхазии, а она прямо отсылает к закону об особо охраняемых природных территориях.
Таким образом и в этой части отдельные нормы Соглашения противоречат Конституции Республики Абхазия.

Исходя из вышеизложенного, обращаемся к Народному Собранию-Парламенту инициировать в соответствии со статьей 11 закона о международных договорах, проведение научной экспертизы Соглашения подлежащего ратификации, а также в соответствии с подпунктом б) пункта 1) части 2 статьи 72/1 обратиться в Конституционный суд Республики Абхазия в целях разрешения дела о соответствии Конституции не вступившего в законную силу международного договора.   

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел.:
(+7-940) 921-78-75


Погода

Яндекс.Погода

Объявления

Запрос ценового предложения

Action Against Hunger, в рамках проекта «Улучшение водоснабжения и санитарно-гигиенических условий в школах Абхазии», финансируемого UNICEF, намерена заключить контракты с компаниями, специализирующимися на восстановлении/строительстве систем водоснабжения и канализации, для выполнения работ в школах, расположенных в следующих районах: (далее…)

Request for Quotation: Water & Sanitation Works in Schools

Action Against Hunger, under the project “Developing of WASH Facilities and Services in Schools in Abkhazia” funded UNICEF, intends to award Work Contracts to companies performing water and sanitation rehabilitation/construction works in following schools and locations: (далее…)

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook