23 августа 2019 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
10.06.2019

Суждение о событии, соответствующее действительности является истинным суждением

Поделиться в социальных сетях:

Выступление в Сухумском городском суде ответчика Станислава Лакоба

по гражданскому делу № 2-209 по иску Леонида Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации

– Более года назад, 22 марта 2018 г. в Сухумский городской суд (судья Б.К.Хасая) поступило исковое заявление Л.И.Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации к Министерству образования и науки Абхазии, С.З.Лакоба, О.Х.Бгажба (гражданское дело № 2-231).

Претензия истца Л.Лакербая к учебнику для 10-11 классов “История Абхазии. С древнейших времён до наших дней” (авторы О.Х.Бгажба, С.З.Лакоба, 2-е изд-е, дополненное и переработанное. Сухум: Министерство образования и науки РА, 2015. 464 с.) – сводилась к части фразы: “… обещавшему покинуть свой пост ещё в феврале 2013 года…”.

Всё предложение выглядит следующим образом: “В сложившейся ситуации 29 мая 2014 г. Парламент Абхазии предложил А.Анкваб уйти в отставку и объявил вотум недоверия премьер-министру Л.Лакербая, обещавшему покинуть свой пост ещё в феврале 2013 года…” (История Абхазии. Сухум.2015, с.421 в разделе “Власть переходит к Парламенту”, параграф 13. Досрочные выборы Президента Абхазии в 2014 г.).

К 28 февраля 2013 г. общественно-политическая обстановка в Абхазии крайне накалилась. События были спровоцированы повышением тарифов на электроэнергию. Так, например, 26 февраля 2013 года на 1 стр. “Нужной газеты” ( № 8(58), 26 февраля 2013) был дан заголовок: “Правительство, которое в два раза поднимает тарифы на базовые социальные платежи должно уйти в отставку”. Там же было объявление: “Митинг состоится 28 февраля 2013 г. в 12.00 в Сухуме перед зданием Абхазского драмтеатра”. На стр.2 “Нужной газеты” опубликовано Заявление Форума Народного Единства Абхазии (ФНЕА) от 20 февраля 2013 года – “Правительство спровоцировало рост цен”, в котором участники форума выступили за “ отставку правительства, принявшего антинародное решение”.

На самом митинге 28 февраля была принята резолюция с требованием: “Отправить Правительство Республики Абхазия в отставку в связи с неэффективностью работы” (Нужная газета, № 9(59), 5 марта 2013).

Вот на таком взрывоопасном фоне истец Л.Лакербая, тогда премьер-министр, который не отрицает, что требовали в тот день его отставки, появился у меня в кабинете,  Секретаря Совета безопасности. Он был крайне растерян, сказал, что у него только что побывала делегация от митингующих, которые потребовали его немедленной отставки, иначе он может стать виновником возможного столкновения народа. Говорил, что его подставили. Родные просят, чтобы он ушёл и что он готов это сделать, но ему нужен месяц для сохранения своего лица, в течение которого он разберётся с Анквабом. Истец просил меня позвать, как он выразился, “наших друзей”, депутатов первого парламента, чтобы они помогли ему достойно уйти ( в течение месяца) и вместе со мной повлияли на митингующих и оппозицию. Я созвонился с некоторыми депутатами (О.Н.Дамениа, Д.Ч.Пилия, К.К.Джинджолия), объяснил сложившуюся ситуацию, и они вскоре пришли. Л.Лакербая попросил поддержать его, повторил им точь-в-точь, что и мне сказал. Все трое тут же откликнулись и заявили о готовности ему помочь. Лакербая обнимал их со словами: “Вы мои настоящие друзья!”

Сегодня он в своё оправдание говорит, что это якобы был “частный разговор” и тут же добавляет: “Вы меня извините, но мы позволяем себе многие вещи при разговоре…” (Протокол от 24.04 2018, с.5-6). Ещё раз хочу сказать, что этот разговор не мог быть частным в Администрации Президента, в кабинете Совбеза 28 февраля 2013 г., когда митингующие подошли к зданию и обстановка была взрывоопасной. Поведение Лакербая в тот день можно охарактеризовать лаконично – зов о помощи.

Кстати, чуть позже, в этот же день, у меня в кабинете побывали Министр обороны М.Б.Кишмария и Спикер Парламента В.Р.Бганба, и мы договорились о встрече вечером 28 февраля 2013 г. в Министерстве обороны для переговоров с оппозицией.Такое решение было принято Президентом А.З.Анкваб, что и подтверждается показаниями В.Р.Бганба. Это к вопросу о том, можно ли считать эти рабочие встречи “частными”? В моем кабинете их видели депутаты первого Парламента.

Очень важными в этом деле являются показания самого Л.Лакербая. В ответе на мой прямой вопрос об обещании в течение месяца уйти в отставку, он практически признал 24.04.2018 года, что просил предоставить ему месяц для решения своего вопроса. “…Я сказал, – говорится в сбивчивых показаниях Лакербая, – что нужен месяц, чтобы я выстроил свои отношения с Анкваб А.З. так, чтобы я не оглядывался ни на кого и если я не смогу сделать в течение месяца ничего, я тоже в состоянии уйти, но позже я сказал, что выстроил взаимоотношения с Президентом. Это был частный разговор” (Протокол от 24.04.2018, с.6).

Разговор состоялся 28 февраля 2013 года в кабинете Совета безопасности и сам истец признаёт, что речь о месячном сроке его отставки велась. Что касается слова “позже” (после 28 февраля), – когда и о чем он договорился с А.З. Анкваб, нам об этом ничего не известно…

Истец, тогда премьер-министр, конечно же заверял всех нас в своей отставке, и потому в учебнике “История Абхазии” есть слово “ обещавшему”, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор.

Там же не сказано, что это было заявлено по телевидению, в прессе, там не говорится “публично обещавшему”.

Депутаты первого парламента (О. Дамениа, Д. Пилия, К.Джинджолия) помогали как могли нашему “другу”, встречались с людьми, убеждали, что нельзя сейчас ставить вопрос об отставке премьер-министра. О.Н. Дамениа справедливо отмечал по этому поводу: “Мы были на тот момент равноудалёнными как от власти, так и от оппозиции, и обладали определённым влиянием. Мы могли на самом деле повлиять на ситуацию, и мы это делали”.( Протокол от 15.05.2018, с.15; Эхо Кавказа, 16.05.2018).

В результате народной дипломатии троих депутатов первого парламента, а также переговорам с делегацией от оппозиции  в МО Абхазии с участием М. Кишмария, В. Бганба, С.Лакоба напряжение вокруг отставки правительства пошло на спад. Это подтверждает тогдашний спикер В.Бганба. “Речь шла о взаимоотношениях с  оппозицией, – говорит он. – Ситуация разрядилась, мы объяснились друг с другом, на этом встреча закончилась”. (Протокол от 3.04.2018, с.15).

Ситуация в самом деле разрядилась в четверг вечером 28 февраля 2013 года. Что касается публикаций в прессе о дальнейших акциях оппозиции в марте, то они появились в период, который уже не носил столь острый характер, а движение угасало. Ссылаться на прессу последующих месяцев, когда уже было всем всё понятно, не имеет особого смысла, тем более, что СМИ не в состоянии охватить весь спектр событий и конфиденциальных “обещаний”.

По мере удаления от апогея кризиса 28 февраля 2013 г., когда, по словам Ахры Бжания , было понятно, что “власть не контролирует ситуацию”, накал страстей и интерес к ним неуклонно снижался.

Первостепенное значение имеют участники, очевидцы событий, которые со стороны оппозиции встречались вживую с премьер-министром и обсуждали его отставку.  Так, например, Ахра Бжания поясняет, что 28 февраля 2013 года после встречи с Л.Лакербая, Рауль Хаджимба спустился к митингующим, сообщив, что “отставка состоится в нужное время” и “люди разошлись” ( Протокол от 15.05.2018, с.8).

Участник этих встреч с премьером Л.Лакербая, тогдашний депутат парламента Ахра Бжания, показал, что в конце беседы тот “просил не форсировать события и дать ему не в данный момент уйти в отставку, а чуть позже. На этом переговоры закончились и мы спустились к народу и объявили – что принципиальное согласие получено” (Там же, с.9).

На заседании суда 15 мая 2018 г. истец Л.Лакербая спросил у А.Бжания: если вопрос об отставке премьера был решён 28.02.2013 года, и он её одобрил, то зачем нужно было проводить новый митинг 11.03.2013 г. и говорить, что “власть нас не услышала и что конкретный человек должен уйти”, и почему фраза, что он обещал уйти, – ни разу не прозвучала?

Ахра Бжания ответил: “Насколько я помню, такая фраза неоднократно звучала. Я в ходе митингов такую фразу не раз слышал, и она звучала в Ваш адрес, что вы обещали уйти”. (Протокол от 15.05.2018, с.7-8). Далее он подтверждает, что обещание Л.Лакербая уйти в отставку не раз звучало – и на встрече в Кабинете министров, и в Министерстве обороны… Однако это обещание не было выполнено и “исходя из этого на всех последующих мероприятиях это ставили в упрёк власти, что было обещано, но [не] выполнено. Я конечно не берусь, я не психоаналитик как это было воспринято лично Лакербая Л.И., я не могу знать”.(Протокол от 15.05.2018, с.7-8).

Интересен и вопрос председательствующей суда: “Как строчки “обещавшему уйти” появились в учебнике, ваше мнение?”.

Ответ Ахры Бжания: “Я не историк, и не знаю. Я, как гражданин и политик, своё мнение скажу, результаты наших переговоров я однозначно воспринял и оценил, как желание Л.Лакербая уйти в отставку, разрядить ситуацию. Собственно об этом я и сказал всем людям, которые меня встречали”. (Протокол от 15.05.2018, с.10).

Отказ истца от данных им обещаний ( в Кабинете министров,  в кабинете Совета безопасности) уйти в отставку 28 февраля 2013 г. вызывает не только недоумение. Есть очевидцы, свидетели тех бурных событий, к которым он обращался с просьбами о помощи, говорил им фактически одно и то же, и, несмотря на их участие в его судьбе, перешёл все границы элементарной этики, поливая своих коллег грязью, называя “лжецами” во имя спасения своей чести и достоинства. Как должны чувствовать себя люди, которые бросились спасать Л.Лакербая, а вместо благодарности оказались в суде по его иску?.. Оказывается, мы все виновны в том, что помогли ему?

Невольно пришлось обратить внимание на то,  как истец вёл себя при появлении в суде свидетелей Д.Ч.Пилия, К.К.Джинджолия, О.Н.Дамениа, которые подтвердили, что Л.Лакербая 28 февраля в кабинете Совбеза давал обещание уйти в отставку с месячной отсрочкой для сохранения своего лица.

Если он был так возмущён их показаниями, судя по его дальнейшим публикациям, почему никому из них не смог задать ни одного вопроса? (См.: Протокол от 15.05.2018,с.11-16).

Между прочим показания ответчика (С.Лакоба), свидетелей Д.Пилия, К.Джинджолия, О.Дамениа, А.Бжания находятся в полном согласии между собой и идентичны в отличие от весьма противоречивых показаний В.Бганба и оторванных от реальной ситуации стандартных ответов А.Анкваб (бывший Президент) на не менее стандартные вопросы суда. Анкваб вообще не присутствовал в кабинетах, в которых Л.Лакербая давал обещание уйти в отставку,  и он ничего не может свидетельствовать по этому поводу. Более того, касаясь событий 28 февраля 2013 г., Анкваб заявляет, что вопрос отставки премьер-министра не ставился якобы  потому,  что “таких оснований не было” (Протокол от 3.04.2019, с.11). Можно подумать, что это был обычный день и ничего не происходило, не было бурных митингов, переговоров с оппозицией, требований отставки премьера, а власть не была растеряна? Такая позиция находится в явном противоречии с реальными событиями того дня и не может быть правдивой. Так, в одной из публикаций говорилось: “На сход 28.02.2013 года… был вызван его участниками Президент Александр Анкваб… Ушёл он со схода в сопровождении своих соратников, пообещав внимательно рассмотреть требования его участников, в частности, об отставке премьер-министра” (Виталий Шария: respublikarso. org  1.07.2014).

Вообще следует отметить, что вопрос об отставке правительства оппозиция поставила ещё 20 декабря 2012 года (резолюция съезда ФНЕА), а через несколько дней, 25 декабря, Президент обратился к Парламенту Абхазии с Посланием: “О положении в стране и об основных направлениях внутренней и внешней политики в 2013 году”. В нём он заявил, что в “ближайшее время” на рассмотрение Парламента будут направлены предложения по конституционным изменениям в структуре исполнительной ветви власти и “прежде всего”, эти предложения будут касаться упразднения должности Премьер-министра… ( См.: Нужная газета, № 50, 25 декабря 2012, с.1,3; Эхо Абхазии, № 1, 8 января 2013, с.2).

Таким образом, факты говорят о том, что оснований для освобождения премьера было больше, чем достаточно. Поэтому он и опасался 28 февраля 2013 года остаться крайним в той нестабильной обстановке.

Явные провалы в памяти обнаружились у бывшего спикера В.Бганба. Сначала он заявил, что вообще ничего не помнит о событиях февраля 2013 года, а потом вдруг вспомнил: на переговоры в Министерстве обороны вместе со мной (С.Лакоба) его уполномочил пойти Президент А.Анкваб. Затем он подтвердил, что на переговорах с оппозицией стоял вопрос отставки правительства, которое возглавлял Л.Лакербая, но вот лично тема его отставки якобы не обсуждалась…

Как же тогда 28 февраля 2013 г. ситуация, по его словам,  “разрядилась”?

На этот вопрос четкий ответ дан свидетелем (со стороны истца) Ахрой Бжания, который довольно подробно говорит как в Минобороны обсуждалась отставка Л.Лакербая.

“Речь шла о сроках отставки [премьера], – подчеркивает А.Бжания, – моя аргументация была следующая: по результатам встречи, которая проходила в Кабинете Министров я объяснил ситуацию таким образом, что отставка состоится в течение нескольких дней, на этой встрече С.З.Лакоба говорил, что в связи с тем, что это сложно осуществить технически с точки зрения политкорректности и сохранения престижа власти растянем этот процесс на  месяц… Это была коллективная просьба власти на месяц растянуть и власть представлял Лакоба С.З. С нами переговоры вёл от лица государства Лакоба С.З., переговоры насчёт отставки велись и мы настаивали на отставке в течение нескольких дней, наши коллеги в Министерстве обороны говорили, что надо на некоторое время отложить” (Протокол от 15.05.2018, с.7).

Следует обратить внимание, что истец Л.Лакербая очень трепетно относится к своей персоне и при этом бесцеремонно посягает на  честь, достоинство и репутацию других людей, своих бывших коллег по Парламенту Абхазии 1991-1996 годов. Об этике его поведения на посту премьер-министра красноречиво свидетельствует следующий факт. Во время своего пространного выступления по Абхазскому телевидению, на встрече с журналистами 31 октября 2013 г. он шокировал граждан республики терминологией и обвинениями из недавнего прошлого, назвав меня “махровым шовинистом” (АГТРК. 31 октября 2013; Апсныпресс. 1 ноября 2013). На этот счёт было немало негативных откликов в СМИ и социальных сетях. Спрашивается: за что? За то, что я выступал против предоставления гражданам Грузии абхазских паспортов, что противоречит нашему законодательству? Особо подчеркну: гражданам Грузии, а не грузинам.

Не успокоился Л.Лакербая и через три года. Будучи руководителем ОО “Айтайра” на встрече Блока оппозиционных сил с общественностью Очамчирского района (2 ноября 2016), он всячески поносил меня, навешивая различные ярлыки. Тогда же он обрушился на упомянутый учебник “История Абхазии”, а на выкрик из зала одного недалёкого человека – сжечь “Историю Абхазии” (дословно: “будет большой костёр”), Л.Лакербая, как “рачительный хозяин” (по меткому выражению журналиста) скромно предложил: лучше утопить – дешевле обойдётся…

После того, как Л.Лакербая подал иск в Сухумский городской суд о защите своей чести, достоинства и деловой репутации, он, в ходе судебного разбирательства,  раздражённый правдивыми показаниями четверых экс-депутатов Парламента Абхазии, начал в привычной ему манере, оскорблять и очернять их, оказывая тем самым давление на суд и свидетелей. Достаточно прочитать публикации с высокопарными названиями: “Интервью с государственным и общественным деятелем Леонидом Лакербая” ( на сайте Абхазавто от 4 июня 2018) и “Леонид Лакербая: подлинная история мая 2014 г. пишется сейчас” (Абхазинформ от 24 сентября 2018). Вместо того, чтобы благодарить депутатов-коллег О.Дамениа, К.Джинджолия, Д.Пилия, которые в трудную для него минуту 28 февраля 2013 года пришли на помощь, Лакербая стал предъявлять претензии, почему в тот день не было других депутатов. А кто ему мешал позвонить и позвать других? Он ведь был такой же депутат, как и мы…

Более того о встрече с тремя депутатами первого парламента  в кабинете Совета безопасности 28 февраля 2013 года, то есть в здании Администрации Президента, он высокомерно и цинично пишет: “ Видимо, они правы – а какой ещё может быть встреча с участием директора вещевого рынка и заведующего столовой? Только “официальной”, какой же ещё она может быть?” ( Абхазавто, 4 июня 2018).

Досталось и свидетелю Ахре Бжания, который своими показаниями не угодил Лакербая. “Ситуацию усугубил я сам, – отмечает истец, – пригласив в качестве свидетеля Ахру Бжания, на порядочность которого я рассчитывал” (Абхазинформ, 24 сентября 2018).

Иными словами, Ахра Бжания сказал на суде так, как было: 28 февраля 2013 года Л.Лакербая обещал уйти в отставку. Это никак не устраивает истца и он называет свидетеля “лжецом” лишь потому, что его показания подтвердили слова ответчика!

В той же публикации, сказано, что ответчик С.Лакоба, экс-депутаты К.Джинджолия, О.Дамениа, Д.Пилия якобы “откровенно лгали” вместе с Ахрой Бжания. И это ещё не всё. “Сейчас-то я понимаю его поведение в суде (Ахры Бжания). Ведь речь идёт о людях, скованных одной цепью – цепью государственного переворота в мае 2014 г.”, – заявляет Лакербая.

В свойственной ему манере он пытается бросить тень на плетень, изобретая ложный тезис о том, будто его коллеги-депутаты 1991-1996 гг. принимали участие в майском кризисе 2014 года, который возник во многом по вине самой власти.

По поводу же двух свидетелей, депутатов Д.Пилия и К.Джинджолия, истец говорит, что в интервью на Абхазавто от  4 июня 2018 года якобы “подчеркнул их сегодняшний статус”. И далее: “Обиды с их стороны я не принимаю. После того, как они осознанно оболгали меня, о каких вообще обидах может идти речь”(Абхазинформ, 24 сентября 2018).

Лакербая действует по принципу: кто не с нами, тот против нас. Каково, например, 82- летнему Олегу Несторовичу Дамениа, известному не только в Абхазии человеку, политическому и общественному деятелю, которого истец вместе с Климентием Джинджолия и Давидом Пилия называет “лжецами”?! Некоторые видимо уже забыли то время, когда эти заслуженные люди принимали участие в бурном политическом движении (с 60-80-х годов прошлого века), противостоявшем натиску Грузии.

Где они тогда были? Лакербая, например, имел статус хозработника, директора завода быстрозамороженных продуктов в Гагре. А вот Давид Чичович Пилия и Климентий Котевич Джинджолия были руководителями шахтерского Ткуарчала, основателями в городе Народного Форума Абхазии “Айдгылара”, защищали в июле 1989 года страну от грузинской агрессии. О.Н.Дамениа всегда был в гуще общественно-политических событий, инициатором создания “Айдгылара”, членом президиума этой организации в самое трудное время. Все трое были выдвинуты в депутаты Парламента от “Айдгылара” в 1991 году.  Истца же Л.Лакербая в Народном Форуме видно не было. Впервые мы его лицезрели в Парламенте Абхазии…

Возникает вопрос: почему учебник “История Абхазии”, изданный в 2015 году и поступивший в школы в сентябре 2016 г. стал вдруг предметом столь пристального внимания? Почему спустя 2-3 года после его выхода в свет, аккурат к предстоящим выборам Президента Абхазии, весной 2018 г. подается иск против авторов в Сухумский городской суд? В чьих интересах накалять обстановку в стране? Кто политизирует тему давно вышедшего учебника и почему всеми правдами и неправдами, вопреки логике самого процесса, пытается продавить определенное решение в канун выборов? Что, все другие проблемы в стране решены?

Политический спектакль абсурда вокруг одного слова “обещавший”, способен прокеросинить обстановку в нашем государстве. Возможно режиссёр спектакля и ведомый актёр жаждут политического и бизнес-реванша?

Почти три года назад на вопрос корреспондента:°“Леонид Лакербая говорит о том, что глава учебника ссорит абхазское общество и вносит раскол на все времена”, доктор исторических наук Аслан Авидзба ответил: “Ведь наших политиков не интересует, как там изложены события других периодов? Более того, я сомневаюсь, что те, кто говорит об учебнике с трибуны, вообще прочитали его. А те, кто поддакивает им, сомневаюсь, что вообще знали, что эта книга вышла. Что касается “ссорить на все времена”, то в этом нет ничего нового… Речь не о содержании книги, а о том, что эта книга и эта глава из учебника стали очередным поводом для подобных заявлений. Если у кого-то есть обоснованное и аргументированное мнение, то это мнение не надо кидать в толпу, мы знаем, к чему это приводит. Так кто ссорит людей сегодня?.. Те, кто написал учебник, или те, кто главу из учебника использует в своих политических целях? Другое дело, что одним это может нравиться, другим может не нравиться, противостояние имело место, и те, кто в этом противостоянии вышел не победителем, естественно, недовольны”. ( Аслан Авидзба. “В истории самое главное – фактология”. – Эхо Кавказа, 9 ноября 2016).

В завершение, нельзя не отметить и следующее важное обстоятельство.

10 декабря 2018 г. Федеральное бюджетное учреждение Южный региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ (г. Ростов-на-Дону) в лице своих экспертов Е.Л. Дайлоф и Т.Н. Касьянюк представили заключение (на 6 стр.).

1). В экспертных выводах по исковому заявлению истца о защите чести, достоинства и деловой репутации говорится: «эксперты сообщают о невозможности дать заключение» по данному вопросу (пункт 4).

Таким образом, на основе лингвистической экспертизы, нет основания считать, что в приведённом фрагменте текста учебника по истории Абхазии задеты честь, достоинство и деловая репутация Л.И. Лакербая.

2). Аналогичный отрицательный ответ дан и по вопросу «Есть ли в исследуемом тексте признаки речевой стратегии дискредитации?». Эксперты «сообщают о невозможности дать заключение» и по этому вопросу (пункт 3).

3). Что касается фрагмента предложения «…обещавшему покинуть свой пост ещё в феврале 2013 года…» (История Абхазии. С древнейших времён до наших дней. Глава IV, параграф 13, стр.421), то в нем, по мнению экспертов, «содержится негативная информация о личных и деловых качествах Л.И. Лакербая», который обещал в феврале 2013 г. добровольно покинуть пост премьер-министра, но не ушёл…(пункт 1). Причём, поясняют эксперты, «негативная информация о Л.И. Лакербая выражена в форме утверждения о факте» (пункт 2).

В этой связи особо следует отметить принципиальное пояснение к этому исследованию. Эксперты подчеркивают: «Суждение о том или ином событии, соответствующее действительности является истинным суждением и может рассматриваться как факт» (стр.3).

Негативная информация о Л.И. Лакербая заключается в том, что 28 февраля 2013 г., будучи премьер-министром Абхазии, он давал обещание покинуть свой пост, однако нарушил его и оставался в должности до 29 мая 2014 года. В протоколах судебного заседания содержатся показания свидетелей со стороны ответчиков (О.Дамениа, Д. Пилия, К. Джинджолия) и самого истца  (А. Бжания), которые подтвердили этот факт, имевший место 28 февраля 2013 года (См.: Протокол судебного заседания по гражданскому делу № 2/231 от 15 мая 2018 г.)

Свидетель В. Бганба (со стороны истца), несмотря на противоречивость своих показаний, подтвердил, что встреча с оппозицией в Министерстве обороны действительно была проведена по поручению Президента А. Анкваб и на ней обсуждался главный вопрос – отставка правительства, в результате чего, по словам В. Бганба «ситуация разрядилась». (Протокол судебного заседания от 03 апреля 2019 г.). Непосредственно же А. Анкваб не мог быть свидетелем, так как не присутствовал лично на этих встречах, и поэтому его показания не касаются существа иска.

Особого внимания заслуживает и сам истец, который в ходе судебного разбирательства признал, что 28 февраля 2013 г. в кабинете секретаря Совета безопасности говорил о своей отставке. (См.: Протокол судебного заседания от 24 апреля 2018 г.).

Вообще следует подчеркнуть, что авторы учебника по истории Абхазии опирались в своей работе на факты истории, которые легли в основу многих событий древнего и современного периодов.

Что касается истца Л.И. Лакербая, то считаем нужным обратить внимание на одно важное обстоятельство, которое сводит на нет попытки о его якобы очернительстве, защите чести, достоинства и деловой репутации. В учебнике «История Абхазия» под нашим авторством, на который он подал в суд, его имя несколько раз упомянуто в превосходной степени в числе депутатов Первого парламента (1991-1996 гг.)  и как министра иностранных дел Абхазии (См.:  История Абхазии. Сухум.2015. С.404, 434).

К сожалению, в связи с этим делом складывается парадоксальная ситуация, из-за которой слово «обещавший», имеет все шансы войти в историю абхазского правосудия…

На основании вышеизложенного,  считаю исковые требования Лакербая Л.И. необоснованными, и они не могут быть удовлетворены.

 

Лакоба С.З., профессор

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75

Погода


Объявления

Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта «Горизонты» объявляет набор кандидатов на должность: «Cпециалист по проекту».

Заинтересованные лица могут получить необходимую дополнительную информацию, обратившись по следующему электронному адресу: rada.agrba@undp.org.

Срок обращения не позднее 05 сентября 2019 года (полночь по нью-йоркскому времени).

Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на поставку производственного оборудования для домашнего консервирования.

Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772 24 46.
Подача котировок не позднее 15:00, 03 сентября 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.

Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на поставку оборудования для производства сухих, строительных смесей.

Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772 24 46.
Подача котировок не позднее 15:00, 3 сентября 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.

Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на закуп и установку оборудования докритической СО2 экстракции.
Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7 (940) 772 24 46.
Подача котировок не позднее 15:00, 6 сентября 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.


Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках совместного проекта с Европейским Союзом объявляет набор кандидатов на должность: «Руководитель Центра по Развитию Сельского Хозяйства и Села (консультант)».

Заинтересованные лица могут получить необходимую дополнительную информацию, обратившись по следующему электронному адресу: enpard.abkhazia@gmail.com или телефону: +7940 713 16 59.

Срок обращения не позднее 21 августа 2019 года (полночь по нью-йоркскому времени).

Продается двухъярусная квартира 200 кв.м. в центральной части Сухума. Незавершенный ремонт.

Тел.: 921-07-57

В Сухуме, в пляжной зоне в 3-х минутах ходьбы от моря в районе Синопа сдается благоустроенная квартира-студия с ремонтом со всеми удобствами. Квартира расположена на втором этаже. Две кровати (плюс дополнительное место), кондиционер, холодильник, кухонная плита, горячая вода, телевизор и красивый вид из окна). Абхазия, Сухум.

Тел.: + 7 940 921 98 07, e-mail:oliadzonua@mail.ru. Смотреть фотографии.

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook


Мы в Одноклассниках