Сами хотим кормить и сами будет контролировать «
13 августа 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Сами хотим кормить и сами будет контролировать
09.08.2018

Сами хотим кормить и сами будет контролировать

Поделиться в социальных сетях:

Управление образования Администрации г. Сухум считает столовую организованную предпринимателем Давидом Пилия незаконной и требует, чтобы он освободил помещение. Предприниматель обратился со встречным иском и требует узаконить его нахождение в школе. Управление образования утверждает, что является собственником здания школы, а предприниматель потребовал это подтвердить документально. 

Суд да дело

В ходе судебного заседания было определено, что собственником здания третьей средней школы, в которой Давид Пилия по просьбе руководителя Управления образования г. Сухум Людмилы Адлейба год назад организовал столовую, является Администрация г. Сухум. Управление образования осуществляет оперативное управление, однако, представить документ, который подтверждает передачу здания в оперативное управление ни Администрация города, ни Управление образования не смогли.

Ответчик – Давид Пилия и его адвокат Тея Чагунава считают, что истец в процессе – не надлежащий, так как не может подтвердить свои права собственника. Управление образования считает, что в выданном реестром собственности свидетельстве оперативное управление предусмотрено вместе с правом собственности. Судья Саида Гулия пообещала, что в своем решении выскажется по вопросу о надлежащем истце.

Судья предложила сторонам заключить мировое соглашение. Давид Пилия отказался, он заявил, что Управление образования не является собственником здания, и он не видит, с кем должен о чем-либо договариваться.

Давид Пилия и его адвокат Тея Чагунава ходатайствовали о привлечении в качестве третьей стороны директора средней школы №3. Управление образования возражало, судья это ходатайство отклонила.

Судья определила десятидневный срок, чтобы Управление образования создало комиссию и определило стоимость затрат и выполненных работ по монтажу и наладке оборудования.

О том, как складывались отношения между руководителем Управления образования Людмилой Адлейба и предпринимателем Давидом Пилия, почему они пришли к такой конфронтации, что вынуждены решать свой спор в суде, рассказывают они сами.

Позиция 1. Управление образования: «Мы не хотим сдавать столовую в аренду, мы сами хотим кормить детей и работу столовой контролировать»

Версия руководителя Управления образования Людмилы Адлейба такова: «Давид Пилия утверждает, что мы с ним встречались  11 июля и обговаривали оборудование столовой для 3 средней школы. Но мы не могли встретиться с ним 11 июля, так как школа была в отпуске, включая ее директора. Я вообще не думала, что там будет работать Давид Пилия. Я думала, что нам сдадут школу уже с оборудованной столовой, мы наберем сотрудников из числа тех, кто стоит у нас в очереди, и начнем работать. Я не просила его о содействии. Я не подозревала, что он оборудовал столовую. Заказчиком являлся УКС, и застройщик все оборудование должен был обеспечить. Вдруг в 20 числах августа пришел Давид Пилия и сказал, что президент дал согласие на то, чтобы он организовал школьное питание. Он сказал, что, если государство не смогло полностью обеспечить оборудованием столовую, он должен его завести. Тогда я сказала Давиду Пилия: «Начинай работать, запусти питание в школе, а потом посмотрим. Но никаких письменных соглашений я с тобой заключать не буду». Даже вопрос не стоял об аренде школьной столовой. Надо было мне, конечно, самой узнать, верно ли, что его прислал президент? Но вы же знаете наш менталитет, я подумала, раз президент разрешил, пусть пока работает и там видно будет. Но тут у нас начался конфликт и никакой трудовой договор мы не стали с ним не подписывать, не обговаривать. Сразу мы не могли ничего оформить, так как я не обладала этим зданием, школа находилась в состоянии капремонта и не была на балансе у Управления образования. Мы приняли здание на баланс только в ноябре. Он требовал, чтобы я подписала с ним договор, а я не подписывала, потому что считала это неправильным.

Когда человек приходит и хочет работать, он пишет заявление на имя начальника Управления. У нас этого не было. Он не посчитал нужным написать заявление. Неправильного отношения к нему у меня нет. Я ему сразу сказала, что у нас государственная столовая, у меня есть заявления людей, которые хотят получить работу. Но он брать их на работу не захотел, сказал, что у него есть свои специалисты, и они будут работать. Потом, он стал вмешиваться в учебный процесс, потребовал, чтобы увеличили школьные перемены. Но у нас в школе есть режим, а он говорит, что этих перемен не хватает, надо сделать две большие перемены по 20 минут. Директор ему ответила, что зимой быстро темнеет, вечером транспорт плохо работает, дети должны домой попасть. Сначала мы пошли на уступки, а потом у нас отношения не сложились, возник конфликт. Мы начали конфликтовать, когда Давид Пилия пришел ко мне и потребовал, чтобы я написала письмо в правительство и попросила выделить деньги на то оборудование, которое он дополнительно завез и установил. Тогда я ему сказала, что не могу такое письмо написать, так как мы ни о чем таком не договаривались, и между нами нет никаких законных отношений. В это время я еще не знала, что застройщик выделил ему полтора миллиона рублей на приобретение оборудования для столовой. А потом он еще завез дополнительно сам. Вот это мне не понравилось. Это было уже в сентябре 2017 года. Мы с ним пошли тогда к министру образования, и он нам тоже отказал».

Юрист Управления образования Стелла Лолуа говорит: «Основополагающим нашим доводом является то, что в аренду передавать имущество наше мы не хотим. Исходя из практики, мы поняли, что лучше, когда оно находится в нашей собственности, и мы сами контролируем процесс работы столовой. Никогда не было, чтобы какой-нибудь подрядчик или субподрядчик предъявлял права на объект, в котором он в соответствии с какими то договоренностями провел определенные работы, будь то поставка оборудование или ремонт. Это не дает ему права требовать, чтобы с ним заключали арендные соглашения. Мы сами на хорошем уровне можем обеспечить питание учеников вместе с дирекцией школы. Он демонтирует то, что дополнительно было завезено им. А то что, необходимо для работы школьной столовой и что было выделено ему застройщиком,  мы, конечно, это оставим».

На вопрос о том, были ли какие-то претензии к Давиду Пилия по качеству питания в школьной столовой и к качеству обслуживания школьников, родителей и учителей, Людмила Адлейба ответила отрицательно. А на вопрос о том, существуют ли прецеденты, когда Управление образования сдавало помещения под столовую в аренду, юрист Стелла Лолуа ответила, что такие прецеденты есть.

Позиция 2. Предприниматель: «Мы разрушаем хороший проект ради амбиций чиновника»

Давид Пилия рассказал о том, как видится ситуация ему: «С самого начала она попросила меня как специалиста организовать работу столовой, и я дал свое согласие.После того, как мы встретились с мэром города, после того как встретились с президентом, и я получил от него поддержку, я завез оборудование и полтора месяца работал над тем, чтобы его установить, протестировать и кначалу занятий столовую открыть. Я считаю, что те условия, которые мне были поставлены начальником Управления образования, я добросовестно выполнил. Я запустил столовую, она начала работать  бесперебойно, мы детей кормим неплохо. Но теперь оказалось, что я должен покинуть это помещение. Если это в интересах общества, в интересах детей, то я должен четко услышать, почему нужно, чтобы я покинул школу №3? Если я уйду оттуда и заберу свое оборудование, то столовая прекратит работу, дети пострадают. Нам что надо соблюдать: интересы детей или амбиции чиновника? Я не говорю о своих интересах. 1-е сентября приближается, надо готовить пищеблок к работе, но я не могу ничего там делать, потому что не знаю, буду я там работать или не буду. У меня там работает восемь человек, надо их судьбу определить. Мы хороший проект разрушаем. Да, мне выделили полтора миллиона на оборудование, но никто мне ни одной копейки не заплатил ни за монтаж оборудования, ни за наладку, я все это за счет собственных средств делал. Я также на свои деньги докупил оборудование на 1 млн 700 тысяч рублей, приобрел кухонную утварь, инструменты, посуду,  мне никто за это не заплатил. Мне сегодня не с кем решать эти вопросы, потому что начальник Управления образования является ненадлежащим истцом, она не хозяин объекта, хозяин муниципалитет. В соответствии с законом, должно быть решение городского собрания о передаче здания в оперативное управление, после чего должно быть распоряжение мэра города. Однако этих документов нет. Если я вынужден буду покинуть это помещение, то я заберу все, что принадлежит мне. Когда я начну демонтировать оборудование, мне придется ломать пол, потому что надо вытащить котел. Я сниму все краны, кабели, это все мое. Там масса всего. Я на 2,5 млн рублей все свое вывезу и там останется лунный кратер. Конечно, они будут работать. Будут покупать на рынке какую-нибудь еду, торговать, и травить детей.

Перед тем как открыть школьную столовую, я изучил все нормативы по школьному питанию, которые действуют в Российской Федерации. У нас аналогичных документов нет. В России школьное питание предусматривает полноценное горячее питание для детей из сертифицированных продуктов, и мы этого придерживаемся. Мы готовили разные салаты, первые и вторые блюда, напитки. У нас был хороший выбор мясных, рыбных и молочных блюд. Предлагали детям, родителям и учителям комплексные обеды за 100 рублей, в комплексный обед у нас входило первое блюдо, второе, компот, фруктовая нарезка и печенье. Мы принимали заявки.

На упрек в том, что он вмешивался в учебный процесс, Давид Пилия ответил так: «У нас перемены по пять минут и одна перемена 15 минут. Накормить 600 человек за 15 минут никто не в состоянии. Я просил в качестве эксперимента сделать перемены по 10 минут. Министр образования сказал, что не видит проблем и разрешил. Ни в какой учебный процесс я не вмешивался, это не моя прерогатива».

Тея Чагунава, адвокат Давида Пилия: «Вопрос о передаче объекта в оперативное управление должно решать Сухумское городское собрание. После него должно быть распоряжение мера. В данном случае у них нет ни решения Собрания, ни распоряжение мэра. Они говорят, что не могут нам эти документы представить. Поэтому мы считаем, что иск об истребовании чужого имущества подан не надлежащим истцом. Управление образования не является собственником здания.

Елена Заводская

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75