12 октября 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Роман Дбар: Мраморный клоп останется с нами навсегда
04.10.2018

Роман Дбар: Мраморный клоп останется с нами навсегда

Поделиться в социальных сетях:

4 октября на пресс-конференции в АРСМИРА директор Института экологии Роман Дбар рассказал о работе своего ведомства, а также об экологических проблемах, с которыми сегодня сталкивается Абхазия.

«Работаем над 10 научными темами»

Институт экологии один из самых молодых академических институтов Абхазии. В этом году ему исполняется 5 лет. Институт образовался из отдела Гидрофизический институт Академии наук Абхазии.

«Таким образом, институт экологии стал большим, у него теперь и удлинилась история, которая начинается с 1948 года. Это один из старейших институтов нашей страны, и он начинался как Акустический гидрофизический институт, нацеленный на изучение морской среды и океана. В свое время бюджет института превосходил бюджет автономной республики, у него были свои суда, которые ходили по всем морям и океанам. В то время он занимался секретными исследованиями», – рассказал Дбар.

Сегодня работа ученных направлена на решение народнохозяйственных задач.

«Институт работает над 10 научными темами, которые утверждены президиумом академии наук Абхазии. Они утверждены на ближайшие три года и разделены по основным научным проблемам», – сказал директор института.

Первая проблема, которой занимается Институт экологии –  это изменение климата, причем как глобальное, так и локальное отражение глобальных изменений климата.

«Это не просто экологическая проблема, это также и проблема экономическая и политическая. Исследования, которые проводит наш институт, показывают значительное увеличение среднегодовых показателей температуры до 1.6 градусов. В принципе, если бы глобально произошли такие изменения, это было бы катастрофично, но это носит локальный характер. Мы замечаем, что в Абхазии зимы практически перестали существовать. По сути дела, вегетационный период, когда растения продолжают расти, не прекращается в течение всего года. Это имеет свои положительные моменты, потому что, если есть рост растений, есть увеличение биомассы, возможность сбора нескольких урожаев в год. Но не все так однозначно, потому что, в значительной степени это сопряжено с количеством осадков, которые выпадают на побережье. Если 25 -30 лет назад в Сухуме выпадало 1600 мм осадков в год, то сегодня уже 2500 мм, а иногда и 3000 мм. Это несет за собой опасные последствия, такие как паводки на реках, которые размывают берега, затапливают городские коммуникации, разрушают инфраструктуру», – рассказал Дбар.

Эколог отметил, что одним из этапов изучения климата в Абхазии является изучение всего периода наблюдения, начиная с 1906 года: «Весь этот архив сегодня анализируется для того чтобы установить закономерности. Это дает нам возможность представить картину развития в будущем».

Институт также занимается мониторингом речных русел

«Главной задачей в этом направлении является изучение динамики береговых процессов. Если в прошлом основная часть нашего населения была сосредоточена в прибрежной зоне на высоте выше 100 метров над уровнем моря, то в настоящее время большая часть наших городских коммуникаций, важнейших инфраструктурных объектов находится в прибрежной полосе. Если учесть, то все эти пространства являются в геологическом смысле очень молодыми, то есть им в целом около 7 – 8 тысяч лет. Это все может представлять очень быстро меняющуюся картину. В этой связи, для того чтобы узнать какова проблематика строительства существования объектов на берегах моря и рек, необходим мониторинг, который позволяет прогнозировать развитие тех или иных событий», – сказал Дбар.

Он отметил, что Институт экологии также занимается изучением животного мира Абхазии, в частности составлением Красной книги. Ученые оценивают уязвимых представителей абхазского животного мира и разрабатывают меры по их охране.

Институт является разработчиком общего допустимого улова рыбных ресурсов, который затем утверждается кабмином в качестве документа, на основании которого рассчитываются и раздаются квоты на добычу рыбы.

«Личинки насекомых размером с половину сосиски»

Исследование инвазивных видов насекомых и выработка методов борьбы с ними – одна из сфер исследований.

После экологического бедствия, связанного с появление самшитовой огневки, с каждым годом абхазские ученные фиксируют все новые и новые виды вредителей, которые проникают на территорию республики.

«Это пальмовый долгоносик, который уничтожает крупные виды пальм. У нас появился еще один вредитель пальм — это уругвайский пальмовый мотылек. Личинки этих насекомых достаточно крупные, размером с половину сосиски. Они очень прожорливые, спрятаны внутри стволов, и трудно доступные. Для разработки мер борьбы, в последние годы мы интенсивно занимались освоением международного опыта. Мы освоили методику борьбы с этим вредителем. В институте создана небольшая команда, которая обладает опытом и способна координировать борьбу с пальмовыми вредителями в Абхазии», – сказал директор Института экологии.

Дбар добавил, что сегодня сотрудники института консультируют как надо вести правильную борьбу с пальмовыми вредителями все муниципалитеты, где имеются пальмовые насаждения.

«Наших ресурсов в борьбе с вредителями недостаточно.  К примеру, в Испании на борьбу с пальмовым долгоносиком на одну пальму приходится 500 евро в год.  У нас нет таких средств. Помимо этого, служба защиты растений относится к министерству сельского хозяйства, но пальмы не имеют к нему отношения, так как растут в городах, территории которых относятся к муниципалитетам», – отметил он.

По мнению Дбара, необходимо менять механизм структуры для более продуктивной работы в этой сфере.

«Численность мраморного клопа сократится, но он останется с нами навсегда»

Мониторинг за состоянием и развитием мраморного клопа и выработкой мер борьбы с ним является частью лаборатории по изучению инвазивных видов. Был проделан большой объем работы, в первую очередь по освоению мирового опыта, связанного с изучением мер борьбы с ним. Это серьезный вредитель, но, к счастью, хорошо известен и изучен в мире.

Сегодня препарат номер один против клопа это бифетрин.

Одним из важнейших факторов борьбы с насекомым является выбор техники.

«Сегодня практически нигде в мире не используется такой способ обработки как опрыскивание. Это очень расходный способ, который не достает до всех частей растений. В мире эксплуатируется другая техника, она называется ультромалообъемное опрыскивание, когда препарат превращается в туман и доходит до всех частей растений», – рассказал Дбар.

Еще один момент, говорит эколог, в борьбе с мраморным клопом не проводят сплошных обработок.

Дбар отметил, что прошлогодний опыт сбора мраморного клопа, являющийся беспрецедентным, помог сократить его численность на 50 миллионов особей.

«Он дал очень хорошие результаты. Уничтожено было более 4 тонн клопов. Это дало очень хороший результат, потому что по весне из зимней спячки вышло очень ограниченное число клопов, которые в последующее время уже не смогли сразу нарастить свою численность», – пояснил Дбар.

Он добавил, что численность клопа, хотя и осталась достаточно высокой, уменьшилась в сравнении с прошлым годом.  Сейчас, когда клоп ищет место для зимовки, можно точнее определить его численность, говорит Дбар. Кроме того, его количество разнится в зависимости от местности.

«Большая часть его сосредоточена в местах чуть дальше побережья. В первую очередь это связано с тем, что он чувствителен к повышенной влажности. И мы замечаем заражение клопа энтеропатогенными грибами. Можно говорить о том, что потребуется еще несколько лет, прежде чем он войдет в экосистему, и на нем сформируется определенный набор хищников, паразитов, болезней, которые снизят его численность до уровня, который будет не опасен для сельскохозяйственных угодий. Но в любом случае он останется с нами навсегда. Избавиться от него никогда не удастся», – сказал эколог.

Сегодня необходимо искать высокотехнологичные способы подавления клопа, то есть приобретать аттрактанты, чтобы не поливать плантации целиком, а сосредоточить клопа в определенных местах, и обрабатывать конкретно их.

Для небольших приусадебных участков есть иной выход – изготовление ловушек. Эколог советует пропитать садовые сети препаратом бифетрин, и установить их на невысокую штангу около 1,5 метров. Внутри сети подвешивается кусок пористой резины или пластика, пропитанного аттрактантом. Аттрактант – специальное вещество, работающее как приманка для клопа. К сожалению, отмечает Дбар, в Абхазии и в России этот препарат найти не удастся, его можно приобрести только по заказу. Но иными способами подавить численность клопа будет непросто.

«Необходимо следовать инструкциям»

В Абхазию, между тем, завезено большое количество пестицидов. Большинство простых жителей, которые приобрели или получили эти вещества, не всегда использует их в соответствии с инструкцией, что может угрожать не только окружающей среде, но и здоровью людей.

«Пестициды используются во всем мире. Есть инструкции по использованию пестицидов в сельском хозяйстве. Понятно, что, если вы человеку отдали бутылку с пестицидами, он не всегда удосуживается посмотреть инструкцию. Например, какие из них опасны для пчел. Кроме того у каждого пестицида есть срок ожидания. Это когда вы обработали насаждения, и через какое время вы можете их собрать и съесть», – объясняет эколог.

Учитывая, что клоп очень устойчивое насекомое, которое реагирует большей частью на системные препараты, которые впитываются в ткани растений, затем делают его несъедобным,  у этих пестицидов срок ожидания обычно не меньше трех недель.

«Опасность как раз в этом. Необходимо следовать инструкциям, которыми они были снабжены», – добавил он.

Дбар заметил, что есть периоды в стадиях развития клопа, когда абсолютно бессмысленно производить обработку, потому что клопы просто разлетаются.

«Надо это делать на личиночной стадии, когда они не могут далеко перемещаться», – пояснил Дбар.

Необходимо создание полноценной государственной программы, которая была бы пошагово расписана, чтобы была возможность создать полноценную систему защиты растений, не только сельскохозяйственных, но и парковых культур.

Куда пропали птицы?

Дбар объясняет, что среда обитания города непривычна и некомфортна для птиц – это, в частности, увеличение машин и загазованность воздуха.

«Птицам нужна кормовая база. Например, воробьи в период выкармливания птенцов нуждаются в зернах молочно-восковой спелости. Понятно, что в городе этого нет. Если бы еще парки были заросшими, но все выкашивается. Эта среда не является благоприятной для них», – объясняет он.

Второй причиной является потеря мест обитания: вырубка деревьев, увеличение земель под сельхоз насаждения и другие.

«Все эти места являются местами обитания конкретных животных, а так как вся эта система выстроена в цепочку пищевых связей, птицы, находящиеся на вершине пищевых цепей, когда теряется основа, сразу же реагируют на эту потерю. И это не только проблема Абхазии», – пояснил эколог.

Дбар призвал также упорядочить вопросы, связанные с охотой.

«Культура в этом вопросе остается все еще далекой от идеала. Необходимо расширять сеть особо охраняемых природных территорий», – считает он.

Эколог также отметил, что необходимо с детства прививать любовь к природе и давать определенные знания, рассказывая, какие последствия влекут за собой браконьерские действия, большей частью направленные не на то, чтобы прокормить себя, а на развлечения.

Вырубка секвои

«Об этом мне ничего не известно. Если бы такой шаг произошел, мне было известно. Но еще со времен моей работы в экологическом ведомстве, были попытки освоить этот участок и организовать там всякого рода развлекательные заведения», – рассказал Дбар.

Напрямую Институт экологии этими вопросами не занимается, пояснил он.

«Назрела острая необходимость создания питомника»

Дбар отметил, что Сухум – зеленый город, что является заслугой нескольких поколений работников зеленого хозяйства, работников ботанического сада и дендропарка.

Сегодня происходит утрата части растений, по причине их возраста и того, что город является агрессивной средой. В частности, многие деревья повреждены от ударов транспортных средств.

«Каждый лист является абсорбционной микро территорией, которая принимает на себя городскую пыль, которая оседала бы в легких людей. В стране назрела острая необходимость создания питомника, который бы позволял восстанавливать выпавшие деревья в городских посадках и придорожных аллеях», – сказал эколог.

Такой питомник также позволил бы создавать новые архитектурные ансамбли в городской зоне.

«Мы недооцениваем степень нашего влияния на очень ограниченные ресурсы»

«Рапана мы вычеркнули из списка промысловых видов, так как ее запас очень низкий. Главная причина сокращение кормового ресурса, которым являются мидии»,- говорит эколог.

Это связано и с загрязнением Черного моря, а также с незаконным сбором мидий. Сегодня люди пользуются специальными средствами для сбора, а также вылавливают их в коммерческих целях и, соответственно, в большом количестве. В связи с этим, мидии не успевают размножаться, и их популяция с каждым годом сокращается.

Сегодня пришло время создавать условия для выращивания тех продуктов, которые потребляет человек, считает Дбар.

Проблема слива отработанного машинного масла не решаема?

Эколог также рассказал о том, что в Институте экологии есть небольшая группа, которая занимается нефтяным загрязнением морских акваторий.

«У нас достаточно большой объем данных по этой сфере. Это реально серьезная проблема. С городского пространства дождями и осадками в море смывается большой объем нефтепродуктов. Самой загрязненной частью является Сухумская бухта. Хоть Сухум и небольшой город, но достаточно насыщен транспортом», – отметил директор Института экологии.

На сегодняшний день в Абхазии отсутствует технология сбора и сдачи отработанного машинного масла для его переработки. Дбар не видит возможности строительства завода по переработке в ближайшее время.

Эколог подчеркивает, что, несмотря на то, что данный вопрос ставится уже несколько лет, а с каждым годом количество машин в стране увеличивается, строительство завода остается экономически невыгодным. Для этого, по мнению Дбара, придется разработать специальную дотационную схему. Вывозить масло для переработки в Россию также экономически невыгодно.

Кроме того, он не видит возможности обязать каждого отдельного автомобилиста или автосервис сдавать отработанный продукт в специальные пункты безвозмездно.

Эколог отмечает, что спасает то, что пока количество отработанного масла не такое большое и достаточно активно перерабатывается бактериями.

«Река сложный природный организм»

Для того, чтобы крупные реки оставались в своих каналах, они нуждаются в постоянной очистке, рассказывает эколог. По его словам, самый большой объем материала приносит река Кодор – это 1 миллион тонн в год. Но, несмотря на то, что объем получаемого инертного материала намного меньше, его хватает на внутренние нужды.

Что касается отправки инертных материалов из Абхазии в Крым, то по словам Дбара, это политически важное направление. Между тем, логистика отправки настолько непростая, что экономически это не столь выгодно. А так как большие объемы в Крым вывести достаточно сложно, это не грозит стать для республики экологической проблемой.

Между тем, необходимо помнить о том, что река – это не карьер, нельзя капать в одном месте, чтобы не выкопать котлован, подчеркивает он.

«Река сложный природный организм, существуют свои порядки, по которым нужно это делать», – сказал Дбар.

Лилия Бадамшина

Ольга Джонуа

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75