17 ноября 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Интервью > Рауль Хаджимба: Эта структура отойдет в правоохранительные органы вместе с финансированием
31.03.2015

Рауль Хаджимба: Эта структура отойдет в правоохранительные органы вместе с финансированием

Поделиться в социальных сетях:

IMG_0119-Рауль Джумкович, какие самые острые проблемы стоят сегодня перед нашим государством?
– Все проблемы стоящие перед нами достаточно сложные. Сегодня самое главное для нас – формирование бюджета на 2016 год, собираемость налогов, борьба с коррупцией. Желает лучшего работа правоохранительной системы – прокуратуры и судов. Очень большая проблема – здоровье нашего населения. Здесь ситуация критическая: значительное количество людей больны онкологическими заболеваниями, растет количество больных сахарным диабетом и эта болезнь молодеет. Есть проблемы связанные с жильем: мы до сих пор не можем решить эту проблему для многодетных, молодых семей. Слава Богу, что семьи увеличиваются, но нам необходимо работать так, чтобы эти люди чувствовали заботу государства. Для этого нужна программа, нужны средства.
Буквально сегодня мы говорили о программе социально-экономического развития. Два этапа уже пройдено, и эта работа будет обсуждаться в правительстве. Теперь необходимо выделить основные направления и заняться детализацией. Сегодня мною уже дано поручение по проработке туристического направления.
– Была информация о том, что программа социально-экономического развития в рамках комплексного плана была заказана российским специалистам?
– Средства из комплексного плана были отпущены на территориальное планирование. Эти наработки используются при создании программы. Сейчас идет работа над земельным кадастром и средства на это предусмотрены в инвестпрограмме.
Для того, чтобы создавать выверенные программы надо знать, чем мы обладаем. В предвыборный период много говорилось о необходимости проведения инвентаризации. Предусмотрены ли в бюджете какие-то средства для проведения этой работы?
– Сделаны первые шаги, для того чтобы понять, что у нас есть, что мы отдали, что мы должны вернуть государству. Так как многие объекты и земля не задействованы – идет обработка соответствующих материалов. Есть первые результаты – арендодатели и собственники с запозданием, но представляют свои проекты. Мы будем очень жестко вести себя…
– То есть Вы намерены отбирать эти объекты?
– Мы будем разбираться с теми объектами, которые все эти годы не были задействованы в экономике. То есть нужно принять соответствующий закон, который позволит вернуть незадействованные объекты государству и проводить уже по-новому конкурсы и тендеры и отдавать их людям, которые могут и хотят работать.
– Вы все же считаете, что эти объекты надо выставлять на продажу или сдавать в аренду?
– Да.
– Я посмотрела замечания Контрольной палаты к бюджету. По их данным 15 000 долларов сумма, которую получило государство от аренды. Стоит «овчинка выделки»?
– Если говорить об аренде, то возможно и не стоит. Но возможно, что есть смысл передавать объекты в собственность и тогда отношение к объектам изменится, а государство получит возможности совершенно другого уровня.
Приватизация всегда вызывала критику. Мы знаем, что большинство объектов, которые приватизированы, во-первых, приватизированы по заниженной цене, во-вторых, очевидна коррупционная составляющая и, в-третьих деньги, поступившие в приватизационный Фонд не дали экономического эффекта. Что надо изменить в приватизационном процессе, чтобы это стало выгодно государству?
– Прежде всего вопросы, связанные с ценообразованием. Объекты выставлялись на приватизацию по смехотворным ценам. Мы должны изменить систему ценообразования, чтобы она стала реальной. При оценке необходимо учитывать место расположения объекта, какую прибыль может принести объект. Все это надо просчитывать, а не отдавать объекты по остаточной стоимости.
– Когда Вы говорите о приватизации Вы имеете ввиду, что условия конкурса должны быть равными и для граждан Абхазии и для иностранцев?
– Я говорю о том, что все эти процессы должны проходить открыто на равноправных условиях. Но, конечно, мы должны учитывать интересы своих граждан, преимущество должно отдаваться гражданам Абхазии.
– Позволяет ли существующая законодательная база осуществлять изъятие объектов из аренды, владения?
– Необходимо дорабатывать законодательство, но достаточно и того, что у нас сегодня есть, чтобы заставить арендодателей и собственников либо начать работать, либо вернуть объекты. После наших уведомлений арендаторы и собственники оплатили задолженность и представили свои дальнейшие планы. Если они будут соблюдать обязательства, взятые на себя, мы готовы и дальше работать с этими людьми. Но, к сожалению, я уверен, что многие из тех, кто несколько лет ничего не делал, не смогут найти такие возможности, особенно сейчас, в условиях экономического кризиса. Но есть и те, кто готовы приступить к работе – это и иностранные инвесторы, которые приезжали, в том числе и из дальнего зарубежья.
Прописан ли механизм изъятия в законе?
– Поэтому мы и говорим о создании законодательства, которое бы четко регулировало эти процессы.
– Недобросовестный пользователь – это не достаточное основание для изъятия?
– Наши первые шаги нацелены именно на то, чтобы решить эту задачу.
– Большой управленческий аппарат, дублирование функций правительства и администрации президента: будет ли проведена реорганизация?
– Мы пойдем по пути ликвидации некоторых отделов в правительстве, которые дублируют структуры в министерствах и ведомствах с учетом того, что большинство материалов, которые попадают в парламент, готовятся в администрации президента. С другой стороны, правительству необходимо предоставить большую самостоятельность – премьер-министр должен утверждаться парламентом и парламент должен контролировать работу правительства. Создана комиссия по конституционным реформам, в ее составе юристы, правоведы. Свою работу они начнут с реформирования законодательной базы органов местного самоуправления. Это связанно, прежде всего, с предстоящими выборами и завершить эту работу мы должны в этом году. Параллельно идет работа над перераспределением полномочий между ветвями власти, прорабатываются вопросы, связанные с формированием парламента.
– Рауль Джумкович, реформа органов самоуправления: о чем идет речь, об избрании глав администраций городов и районов?
– Думаю, что сейчас мы не можем говорить о прямом избрании глав администраций, речь идет о том, что собрания должны сами определять главу администрации города или района. Кандидатура главы города или района должна быть представлена самим собранием, а не назначаться сверху.
– Кандидатура будет представлена президенту и президент решает вопрос утверждения?
– В сегодняшней ситуации говорить о прямых выборах сложно – жизнь показала, что состав самих местных органов самоуправления и даже парламента требует других подходов
– Может быть, в такой ситуации, было бы логично проводить прямые выборы?
– Я не думаю, что мы готовы проводить выборы глав во всех регионах. Может быть, есть смысл начать со столичной администрации, и такой вариант обсуждается комиссией.
По какому принципу будет формироваться Собрание в галском районе?
– Перед парламентом поставлена задача в кратчайшие сроки завершить работу по правовому статусу иностранных граждан. Закон должен регулировать вопросы, связанные с возможностью участия людей обладающих статусом «вид на жительство» в выборах в органы местного самоуправления.
– Часть нашего общества считает, что «вид на жительство» представляет еще большую угрозу безопасности, чем выдача гражданства – формирование анклавов состоящих из граждан другого государства, которые формируют политику в регионе.
– Мы нацелены на то, что люди, живущие на этой территории должны быть интегрированы в наше общество. Именно для этого мы выделили из бюджета средства на строительство дорог – люди должны иметь возможность нормально передвигаться, а не переходить границу вброд. Если будут дороги – это позволит им переходить границу на законных основаниях.
– Образование, дороги, организация пограничных пунктов и многое другое – цена вопроса? Кто-то посчитал, во что это обойдется государству?
– Просчитываем. На дороги мы заложили 200 млн. рублей. Мы ищем средства на вопросы, связанные с здравоохранением, образованием. Эти деньги надо зарабатывать. Нам важно адаптировать население этого района, чтобы снять множество проблем, которые обсуждаются в обществе.
– А в Ткуарчале нет больницы…
– В инвестпрограмме предусмотрено более 300 млн. рублей на восстановление больницы в Ткуарчале.
– По какой причине вы освободили премьер-министра Беслана Бутба?
– Эта рабочая ситуация. Никаких личных причин нет – это связано с работой. Мы говорили с Бесланом Тиковичем о возможности использования его опыта и знаний и я надеюсь, что мы друг друга поняли.
– После освобождения Бутба, Вы назначили на должность премьер-министра Артура Миквабия. По какому принципу происходят назначения, консультировались ли вы с парламентом, политическими партиями?
– Я говорил с представителями парламента, с некоторыми представителями политических партий. Я знаю Артура Артемовича по работе в парламенте, он обладает знаниями и опытом в вопросах финансов, экономики.
– Какие задачи Вы поставили перед новым премьер-министром?
– Оптимизация структуры правительства, формирование бюджета с учетом собственных возможностей, борьба с коррупцией. Сегодня уже немало сделано – надо доводить эти дела до логического конца.
– Удовлетворены ли Вы работой прокуратуры?
– Есть определенные промашки. Но скрыть то, что происходило – невозможно. Если просто проехать от Псоу до Гала и посмотреть на объекты, которые были сданы несколько лет назад, то вы увидите, что восстановленные объекты в плачевном состоянии. Дворец культуры в городе Гал в достаточно неприглядном виде. Спрашивается: зачем нужно было строить хлебзавод затрачивая десятки миллионов, тогда как в районе минипекарни в количестве достаточном для того, чтобы обеспечить не только этот район, но и прилегающие? Сегодня галский хлебзавод отремонтированный на средства инвестиционного плана находится в критическом состоянии и требует дополнительных вложений. То же самое с пицундским хлебзаводом. Работы были произведены некачественно. 59 миллионов рублей потрачено на ремонт, а в результате проблемы, которые надо решать. Речь идет о неэффективном использовании средств. Кому это нужно доказывать, когда на каждом отремонтированном объекте мы получили дополнительные проблемы? Создавались коррупционные схемы с момента формирования документации на строительство. В проектно-сметную документацию закладывались объемы работ, которые отличаются от реальных. Вместо ста миллионов – сто пятьдесят миллионов, двести миллионов… Дальше это все поступало к подрядчикам, от них к субподрядчикам.
– Но все эти вопросы должна задавать прокуратура, суды. Но в судах дела представленные прокуратурой рассыпаются. Правоохранительная система дала сбой и, хотя мы все понимаем, что речь идет о коррупции, судам это не очевидно – им нужны убедительные доказательства.
– Я не вмешиваюсь в работу судов. Но вопросы, связанные с профессиональным уровнем и нравственностью нашего общества стали большой проблемой для страны. Мы перестали ценить то, что получили два десятка лет тому назад.
– Есть ли надежда на то, что сейчас, после поступления средств, все эти процессы не будут запущены снова?
– Работа, которая проводится правительством, направлена на то, чтобы этого не происходило. Я как глава государства не допущу этого.
– Рауль Джумкович, насколько увеличилась администрация президента и управленческий аппарат, после того как Вы стали президентом?
– Не увеличилась. Мы в рамках существующих штатов создали новые подразделения. Будут еще изменения – мы оптимизируем работу исполнительной власти. Мы должны понять, что Россия нас не будет все время обеспечивать и нам надо использовать свои собственные возможности. Они у нас есть.
– С первого января вступил в силу режим беспошлинной торговли. Количество поступлений в бюджет уменьшилось, чем мы будем заполнять образовавшуюся пустоту?
– Я тоже был противником этого соглашения, так как считал, что у нас возникнет большая брешь. Оказалось, что это не совсем так. Значительное количество товаров поступающих к нам – это товары не российского производства и они облагаются пошлиной. И точно так же и товары, которые выходят. Вот здесь мы, возможно, немного просчитались. В результате образовалась брешь, которую фактически нечем заполнить. Мы вывозим значительное количество цитрусовых, но государство от этого ничего не имеет. Значит надо думать, как заместить эти возможности. Но мы нашли возможность изменить ситуацию с собираемостью налогов и в бюджет поступило за это время порядка 110 миллионов. Этого, конечно, не достаточно, но есть у нас и другие возможности, связанные с возвратом кредитов – за месяц возвращено около 60 миллионов.
– Вы всегда говорили, что туризм должен стать локомотивом для нашей экономки. Межу тем, комитет по туризму был в какой-то момент превращен в структурное подразделение министерства экономики. Сейчас – это министерство. Объясните, пожалуйста?
– Мы думали, что таким образом оптимизируем работу. Исходили из того, что туризм – это часть экономики и рассчитывали, что такое структурное объединение пойдет на пользу. Но в кратчайшие сроки, мы поняли, что ошиблись – надо признавать свои ошибки. Перед министерством поставлена задача- создать программу, сделать акцент на развитии туризма и курортологии, расширив временные рамки, то есть сделать отдых в Абхазии всесезонным. Мы рассчитываем на привлечение инвесторов. Все не так плохо, как это говорилось – инвесторы проявляют к нам интерес.
Российские инвестиции были ориентированы на социальные проекты. Экономику страны это не развивало. Куда будут направлены инвестиции сейчас – на создание производства, сельхозпроекты?
– К тому моменту, когда мы пришли к власти значительная часть этих проектов была уже сформирована. Конечно, мы пытаемся внести коррективы и, в какой-то степени, российская сторона идет нам навстречу. Но есть проекты, которые жизненно важны. Критическая ситуация с водоснабжением, канализационной системой, есть проблемы экологического характера– мы можем лишиться пицундской реликтовой сосны и других уникальных растений. Но и в то же время есть возможности и для поднятия экономики. Один миллиард 200 миллионов предусмотрены на кредитование проектов. Это будут проекты, направленные на развитие малого и среднего бизнеса, развитие туризма и аграрного сектора.
– Но окончательное решение о кредитовании принимают в Москве. Каким образом они там понимают, какой проект важнее для Абхазии?
– Эту работу проводят в министерстве экономики – они должны доказать необходимость реализации проектов, в которых заинтересована наша страна.
– Органы охраны высших должностных лиц. Уменьшилась ли численность этой структуры с Вашим приходом к власти?
– Нет. Пока она остается такой же. Эта структура финансируется за счет российской помощи, но нам не нужна такая громоздкая охрана. Эта структура отойдет в правоохранительные органы вместе с финансированием.

Беседовала Изида Чаниа, “Нужная Газета” №11 

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75