23 мая 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Прокуратура поставит вопрос о наказании судьи
19.05.2017

Прокуратура поставит вопрос о наказании судьи

Поделиться в социальных сетях:

сухумском городском суде рассмотрено дело по обвинению в халатности, повлекшей смерть человека, врача инфекционной больницы Нателы Паписимедовой. Уголовное дело по решению судьи Мадины Лазаревой должно быть возвращено в прокуратуру, так как обвинительное заключение содержит ошибки, не позволяющие суду рассмотреть его.

Пять лет назад, в ноябре 2013 года Лиана Тодуа обратилась в инфекционную больницу с жалобами на пищевое отравление. Ей назначили капельницу, после которой она впала в кому и была направлена в республиканскую больницу, а затем, в сопровождении врача, ее вывезли в дагомысскую больницу, где она умерла от печеночной комы. Потерпевшей признана мать Лианы Тодуа – Римма Чабалурхва, которая обвиняет троих врачей – главврача инфекционной больницы Паписимедову, лечащего врача республиканской больницы Воуба и врача, сопровождавшего Тодуа в российскую больницы – Дашаеву в халатности, повлекшей смерть ее дочери. По рекомендации Верховного суда дело по обвинению врачей в смерти Лианы Тодуа на три.

Сегодня в суде рассматривалось дело о халатности врача Паписимедовой.

Судья Мадина Лазарева огласила текст обвинительного заключения, из которого следует, что Нателла Паписимедова, являясь дежурным и главным врачом Сухумской инфекционной больницы, обладая организационно-распорядительными функциями, при поступлении больной в стационар Сухумской инфекционной больницы не провела в динамике ежечасно лабораторные биохимические исследования крови, правильно не интерпретировала состояние больной. В связи с чем, тяжесть течения заболевания установлена не была. Проводимое лечение гражданки Тодуа в условиях инфекционной больницы города Сухум в полном объеме не соответствовало методам оказания помощи больным с вирусным гепатитом «В». Вводимые лекарственные препараты, назначенные не в должной дозировке, применялись с задержкой их введения. По указанию Паписимедовой, при ухудшении состояния больной ей был введен «Реламин», который противопоказан при коматозном состоянии и, являясь транквилизатором, усиливает его. При ухудшении состоянии больной Паписимедова не провела врачебный консилиум с участием врачей: реаниматолога, хирурга, терапевта, инфекциониста, не перевела больную в палату интенсивной терапии или реанимации, а при отсутствии их в больнице своевременно не перевела больную Тодуа в профильную клинику Российской Федерации, что в последующем повлекло смерть Тодуа».

Однако, судья Лазарева сообщила, что после исследования всех представленных обвинением материалов, суд принял решение о возвращении дела в прокуратуру, так как в обвинительном заключении и постановлении о привлечении в качестве обвиняемого есть ошибки, препятствующие рассмотрению дела и вынесению решения по нему. Судья считает, что в этих документах обязательно должно быть указано: какие служебные обязанности и права в соответствии с нормативными документами были определены должностному лицу; какие конкретно обязанности не исполнены или выполнены ненадлежащим образом; повлекло ли это действие или бездействие смерть человека; и имелась ли реальная объективная или субъективная возможность для надлежащего исполнения должностных обязанностей. Именно эти обстоятельства являются определяющими для квалификации содеянного, как халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека. «В обвинительном заключении по делу содержатся ссылки на приказ № 9 от 1 марта 2007 года Управления здравоохранения Администрации города Сухум о назначении Паписимедовой на должность главного врача инфекционной больницы города Сухум, и на трудовой договор, согласно которому Паписимедова заключила трудовые отношения с Управлением здравоохранения Администрации города Сухум . Данные доказательства обвинения не содержат должностные обязанности Паписимедовой. В постановлении о привлечении Паписемедовой в качестве обвиняемой, а также в обвинительном заключении не указанно не исполнение или не надлежащее исполнение каких именно должностных обязанностей, по какой именно должности ей вменяется, в чем выразились нарушения должностной инструкции. Обвинительное заключение не содержит ссылки на нарушенные должностные инструкции либо иные ведомственные нормативные акты и конкретные пункты данных актов, нарушение которых повлекло причинение смерти человека», – конкретизировала судья.

Начальник судебного управления Генеральной прокуратуры Даур Амичба прокомментировал «НГ» решение сухумского городского суда.

– Судья мотивировала свое постановление тем, что при составлении обвинительного заключения, которое было направлено в суд в сентябре прошлого года, были допущены процессуальные ошибки, которые выразились в том, что следователь не указал на положение, которое было нарушено в обвинении Паписимедовой. Это стало краеугольным камнем для постановления, которое было вынесено сегодня судом.

Напомню, что уголовное дело было возбуждено в связи со смертью Лианы Тодуа. Экспертиза, которая была проведена на территории РФ показала, что сухумскими врачами в инфекционной и республиканской больницах, была неверно установлена степень тяжести и, соответственно, неправильно проводилось лечение гражданки Тодуа. Это послужило причиной впадения в кому и повлекло за собой смерть Тодуа. Эксперты указывают, что неправильно проводилось медикаментозное лечение, не проводились необходимые лабораторные исследования и это послужило основанием для возбуждения уголовного дела.

Экспертиза установила, что диагноз поставлен верный, но форма и степень тяжести были определены неверно и, соответственно, вкалывали те препараты, которые не показаны при этой стадии. Плюс к тому, гражданка Тодуа была аллергичная и ее мать поставила врачей в известность о том, что она не переносит ряд препаратов, которые ей начали колоть. Экспертиза так же указывает на то, что после того как Тодуа впала в кому, ее необходимо было перевести в реанимацию. У нее должны были брать анализы ежечасно, а у нее анализы вообще не брались. Не был проведен обязательный консилиум и уже, когда ей стало совсем плохо, матери сообщили, что ее надо срочно вывозить. При этом никакого содействия в отправке больной на территорию России, оказано не было, хотя предоставили врача, которая по тем же назначениям колола ей реланиум и мексидол, что только ухудшило ее положение.

Суд упрекнул прокуратуру в том, что проводилось длительное расследование. Действительно это так, но связано с тем, что экспертиза проводилась на территории России и это заняло длительное время. У нас были основания не доверять объективности местных врачей и экспертиза была проведена в Москве. Были затребованы необходимые документы, сама экспертиза проходила очень долго. Следствие ждало результатов экспертизы, так как не имея их мы не могли возбудить уголовное дело. Таким образом сроки были нарушены не по нашей вине и оценка этому была дана Верховным судом, который признал возбуждение уголовного дела законным и обоснованным.

Решение сухумского суда мы уже получили – оно обязательно будет обжаловано. Мы подготовим мотивированное кассационное представление, оставлять этого факта мы не можем. Хочу напомнить, что дело было направлено в суд в сентябре 2016 года. Судья назначила первое заседание в конце октября. То есть, судья имела возможность изучить это дело и то, что сегодня, она приняла решение о возвращении дела прокурору, было сделано по ее собственной инициативе – это было не мнение стороны. Кроме того, все основания, которые были изложены судьей были известны ей еще с сентября 2016 года. То есть ничего нового, на протяжении судебного следствия, которое необоснованно затягивалось, судебные заседания проходили в две недели один раз, по вине прокуратуры ни одного судебного заседания сорвано не было.

Прокуратура категорически не согласна с принятым решением и будет его обжаловать. Судья необоснованно вернула уголовное дело. Все положения, которые нарушила Паписимедова будучи главным врачом в деле имеются. Будет поставлен вопрос перед Квалификационной коллегией судей о наказании судьи, так как судья довела вопрос до прения сторон и на завершающей стадии вернула дело, хотя согласно статье 222 имела право это сделать на предварительном слушанье, еще в сентябре 2016 года.

Прокурор не опровергает предположение потерпевшей стороны, что, возможно, затягивая процесс вынесения решения, суд пытается выйти на сроки исковой давности. «Нателла Паписимедова, однажды, уже воспользовалась этим и попала под амнистию по делу Джинджолия. До исковой давности срок немаленький, полтора года. Но если Верховный суд не поддержит наше кассационное представление, то дело может затянуться, так как пойдет на новое рассмотрение – новый судья, срок на изучение дела… Конечно, мы опасаемся, и рассчитываем, только на то, что Верховный суд нас поддержит”, – говорит Амичба.  

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75