22 июля 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Председатель Верховного суда Роман Мушба: Нет у нас тех, кто умеет пользоваться сайтами
23.04.2015

Председатель Верховного суда Роман Мушба: Нет у нас тех, кто умеет пользоваться сайтами

Поделиться в социальных сетях:

IMG_9267Темой пресс-конференции в АРСМИРА стали взаимоотношения  между третьей ветвью власти и СМИ. Председатель Верховного суда Роман Мушба и его заместители Георгий Акаба и Анри Барцыц ответили на вопросы журналистов связанные с взаимодействием со СМИ. Отдельной темой пресс-конференции стало письмо в ГИА «Апсныпресс» и «Нужную газету» подписанное несуществующей пресс-службой Верховного суда.

Анаид Григорян: Есть ли у Верховного суда пресс-служба и конкретный человек, к которому могли бы обращаться журналисты?

Роман Мушба: В структуре Верховного суда, с момента его создания существует пресс-служба. В разные годы и в разное время в ней работали разные люди в качестве секретарей. К сожалению, получилось так, что в последний год, это остается вакантной должностью. Поскольку заработанная плата неприлично маленькая, естественно, никто особо не задерживается. Сама площадка, как бы существует, но конкретного должностного лица нет. Но это не означает, что в структуре верховного суда нет такой службы.

А.Г.: Есть ли в Верховном суде человек, к которому журналисты могут обратиться за конкретной информацией: например о запланированных судебных заседаниях?

Р. М: Наша деятельность гласная, открытая. Это основа для правосудия. Никто никого не ограничивает в доступе информации, во всех судах, в помещениях имеются информационное табло. Я получал письмо от имени журналистского сообщества о том, чтобы мы делали рассылку для СМИ. Но, к сожалению, нет нормативного предписания, обязывающего суд делать рассылки. В настоящее время, в плане реформирования органов судебной власти, выработан ряд законопроектов, среди которых есть закон об обеспечении доступа информации к деятельности судебных органов. В этом проекте, принятом в первом чтении прописан весь алгоритм действий, связанных с взаимодействием со средствами массовой информации, созданием собственного информационного интернет ресурса.

Елена Заводская: С 2012 года журналистов обязали аккредитоваться в Верховном суде. Закон о СМИ говорит, о том, что органы, аккредитующие журналистов, обязаны извещать их заранее о своих совещаниях, заседаниях и мероприятиях. Если вы требуете от нас аккредитацию, тогда почему за 3 -4 года нас никто ни разу не известил о судебных заседаниях? Как это соотносится с законом?

Р. М.:  Что вы имеете в виду, когда говорить об извещении?

Е. З.:  Мы хотим получать информацию о запланированных судебных заседания , мы хотим знать в какой день, что рассматривают суды, чтобы иметь возможность спланировать работу и посещать эти процессы.

Р.М.: Нет такого нормативного предписания. Все, что связанно с пребыванием журналистов, с возможностью осуществления видеосъёмки и фотографии, эти вопросы регулирует не закон о СМИ, а регулируют нормы уголовно-процессуального и гражданского процессуального кодексов. Они имеют приоритет над законом, упомянутым вами.

Е.З.: Какой, тогда смысл в аккредитации журналистов, если вы нас ни разу, никогда не извещали о ваших мероприятиях?

Р.М.: Мы считали, что мы вас ни в чем е ограничиваем. Вы имеете доступ к судам: вы их посещайте, вы в них присутствуете, вы освещайте. Я думаю, что этого было достаточно, а некоторые ваши коллеги, которые ходят  даже не могут предъявить удостоверение журналистов. Мы этот порядок пересмотрели и сказали, что никаких аккредитации, официальных обращений, если журналист приходит в зал судебного заседания, то он волен прийти, как и все граждане, которые могут посетить любое судебное заседание. Все, что связанно с освещением самого судебного процесса, это никак не связанно с законом о СМИ, это регулируется в зависимости от характера рассматриваемого дела, и многих других факторов. Они могут быть, и не допущены, для осуществления съемок, но никто не ограничивал аудио запись.

Е.З.:  Я не получила ответ на свой вопрос. Присутствие в судах нам гарантирует закон о СМИ и конституция. Какой смысл в аккредитации, если вы не несёте при этом никаких обязательств, и не извещайте нас о планируемых судебных заседаниях?

Р. М.: Мы недавно писали письмо Изиде Чаниа, в котором изложили о том, что мы пересмотрели вопрос связанные с предварительной подачей заявок и всего остального. Приходите, принимайте участие, освещайте, но только ничего не предрешайте в своих статьях.

Изида Чаниа: Роман Чачкович, если вы изменили положение об аккредитации, почему мы об этом ничего не знаем?

Р. М.: Вы не будете знать об этом до тех пор, пока не будет принят закон об обеспечении доступа информации о деятельности судебных органов. Если бы я знал, что эта тема актуальна, но я предполагал, что будет обсуждаться совсем другая тема.

Е.З.: Я предупредила вас, что в первую очередь нас интересует тема коммуникации между журналистами и судами.

Р. М.: На сегодняшний день нет никакого нормативного предписания, заблаговременно делать рассылку средствам массовой информации. Мы ждем, когда будут созданы соответствующие технические условия.

И.Ч.:  Роман Чачкович, вы упоминали о письме, которое получила АРСМИРА в ответ на свой запрос в Верховный суд. Такой же запрос был отправлен в парламент. Председатель парламентского комитета Вячеслав Агрба отвечает:  «что касается извещения о датах и времени проведения судебных процессов, то в соответствии с частью 3, статьи 45 закона РА, средства массовой информации,  аккредитовавшие журналистов органы, организации, учреждения обязаны предварительно извещать их, о своих заседаниях, совещаниях и других мероприятиях».

Р. М.: Вы имеете в виду судебные заседания? У нас есть заседания органов судейского самоуправления, есть заседания. Мы не приглашали вас, потому, что вы не предъявляли нам такую инициативу.

И. Ч.: Закон обязывает вас информировать о судебных процессах, у вас есть сайт.

Р. М.: Мы всего лишь его создали и даже сами не имеем доступа к нему.

Е. З.: Мы процитировали вам статью закона о СМИ, которая обязывает вас извещать нас о судебных заседаниях. За три года аккредитации, вы ни разу нас не известили о планируемых мероприятиях. Почему?

Георгий Акаба: Вы обращались к нам по этому поводу? Лично ко мне не обращались.

Е.З.: У нас был разговор с вами, и я говорила вам об острой проблеме коммуникаций. Что мы заинтересованы, что мы этого хотим. Вы не помните этого разговора?

Г. А.: Я помню, что было, что-то подобное. Но зачем, мы сводим  проблему коммуникаций исключительно к извещению? Вы хотели взять интервью, вас кто- то ограничил? Вам кто-то отказывал? Я, лично, о таком не слышал. Вы сводите все только к извещению.

Е.З.: Если пресс-служба не информирует нас о мероприятиях, мы не можем их освещать.

Р. М.: Мы о разных вещах говорим. Одно дело, когда в зале суда рассматривается конкретное дело, я не обязан вас извещать. Это только вот в этом законе, принятом в первом чтении. Помимо рассмотрения каких – то конкретных дел, в судебной системе бывают и другие мероприятия, это собрание судей, заседание советов судей. Это не закрытое мероприятие, проявляйте интерес, инициативу, и мы будем взаимодействовать. Как только мы полноценно создадим свой сайт, сумеем его технически наполнить, и у нас будет специалист, мы все это будем делать.

И. Ч.: У меня есть вопрос, связанный с работой вашей пресс- службы, которой на самом деле не существует, но ответы, от которой поступают. Я хочу спросить у вас, каким образом ответ, который был направлен некой пресс-службой Верховного суда  Изиде Чаниа, и агентству Апсны-пресс, за сутки до появления у адресатов появился в анонимных группах в Фейсбуке?

Р.М.: Статья, о которой вы говорите, носит полемизирующий характер. Это ответ на статьи, которые были разновременно опубликованы в «Чегемской правде» и в «Нужной газете». Написана она в соавторстве – я написал часть, другую часть написал Георгий Акаба. Мы долго думали, как ее подписать, так как мы выражали общее мнение судейского сообщества, и мы оформили это в виде стаи, это не было официальным заявлением. Я попросил своих коллег разместить статью на сайте Абхаз-Авто.ру, так как это наиболее посещаемый сайт.

И. Ч.: Вот это официальный бланк?

Р. М.: Да это официальный бланк.

И. Ч.: Тогда почему вы и Георгий Акаба прикрылись пресс- службой написав ответ Чаниа и Хашигу. Вы не написали, что это ваш ответ, вы написали, что это ответ пресс- службы.

Р.М.: Пресс-служба существует в структуре Верховного суда. Пресс- служба не состоит из одного только пресс- секретаря.

И. Ч.: За сутки до того, как этот материал поступил к адресатам, он появился в анонимных группах. Каким образом он туда попал?

Р. М.: В этих социальных страничках не только этот Верховный суд, кого там только нет. И другие государственные структуры, и должностные лица.

И. Ч.: То есть перед тем, как направить письма адресату, вы отдаете их в социальные сети?

Р. М.: Прежде чем отправить вам, я коллегам тоже сказал. Это же статья была, она доступна. Она ведь не была под грифом секретно. Это же не было таким документом, который не подлежал оглашению. Мы сами не можем наполнить свой сайт, у нас нет системного администратора.

И. Ч.:  Еще раз. Каким образом, до того, как попасть к адресатам, этот материал появился в анонимной группе?

Георгий Акаба: Во-первых он был адресован в Авто.ру. Возможно, с этого сайта он попал в так называемые анонимные группы.

Р. М.: Я просил своих коллег в Верховном суде, сделать эту статью, достоянием аудитории.

И.Ч: Георгий Акаба, сообщил корреспонденту «Апсны- пресс», что это письмо было направлено только в два СМИ – Апсныпресс и Нужную газету. Но он появляется на анонимных сайтах в анонимных группах. Какая связь между Верховным судом и анонимами?

Р. М.:  Нет у нас тех, кто умеет пользоваться сайтами, лично я методом тыка могу добраться до Авто.ру, и сказал, если ребята, вы имеете возможность разместите эту статью. Для меня это не принципиально. Это не было официальным документом, официальным заявлением. Я его подписал, и сдал в канцелярию.

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75