22 января 2019 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
03.10.2014

Плата за независимость

Поделиться в социальных сетях:

Два дня назад Абхазия отметила День независимости. Праздник был учрежден в честь освобождения столицы республики от грузинских войск (1993 г.), а дополнительным смыслом наполнился после того, как Россия признала Абхазию независимым государством. И вот очередная дата. Она дает повод бросить взгляд на нынешний абхазский пейзаж и задаться некоторыми вопросами. Например, такими. Чем реально наполнена независимость Абхазии? Сформировались ли ее государственные институты и насколько они работоспособны?

 

Начать с того, что нынешний государственный праздник Абхазия отметила с новым президентом – Раулем Хаджимбой. Он занял пост в результате состоявшихся в августе досрочных президентских выборов. Тем выборам предшествовал острый политический кризис, заставивший действующего тогдаглаву республики Александра Анкваба добровольно сложить полномочия. Но по каким бы причинам и сколь бы часто ни менялась в Абхазии власть (за последние 4 года здесь сменилось три президента), эта власть в глазах населения выглядит привлекательно как минимум в одном: она неизменно держит курс на Россию. Отсюда ее главное достижение – мир, залог которого – российские военные базы в Гудауте и Очамчире.

То, что жители республики стали чувствовать себя спокойней и уверенней, на первых порах служило абхазским властям индульгенцией от множества ошибок. Но чем дальше, тем придирчивей граждане предъявляют счета за положение дел в экономике и социальной сфере.

Несомненно, за последние пять-шесть лет инвестиционный климат республики стал благоприятнее, присутствие в Абхазии российского бизнеса – более ощутимым. Тем не менее у абхазской оппозиции (а она, как показали выборы, выражала настроения большинства) было к Анквабу немало претензий. Во-первых, неэффективное расходование средств, выделяемых в помощь Абхазии (деньги, попросту говоря, разворовывались, из-за чего в этом году Россия уменьшила финансовые дотации республике почти в четыре раза). Во-вторых, авторитарный стиль правления. В третьих, преференции жителям Гальского района, имеющим грузинское происхождение и грузинские паспорта. Дело в том, что для получения абхазского гражданства эти люди должны отказаться от гражданства Грузии. Но по закону, принятому местным парламентом, гражданство Абхазии автоматически получают все те грузинские беженцы, кто вернулся в Гальский район до 2005 года. Абхазская оппозиция полагала это неправильным, напоминая, что “жители Гальского района в подавляющем большинстве имеют грузинское гражданство, и за ними признали гражданство Абхазии без отказа от гражданства Грузии – враждебного нам государства”. Хотя подлинная причина, заставляющая оппонентов Анкваба требовать отмены упрощенного гражданства, была скорее в том, что Гальский район на любых выборах поддерживает действующую власть. Теперь эту власть олицетворяет Рауль Хаджимба, тут же смягчивший свою прежнюю позицию: “Никакого ужесточения здесь быть не должно. По нашему закону о гражданстве мы не имеем права иметь гражданства других государств, за исключением российского. В грузинском законодательстве институт двойного гражданства тоже не предусмотрен. У нас же получилось так: лица грузинской национальности, живущие на территории Абхазии, но имеющие гражданство Грузии, автоматически (точнее, исходя из электоральных соображений) получили паспорта Республики Абхазия”.

Президент Хаджимба и на другие проблемы теперь смотрит несколько иначе, чем смотрел, когда был в оппозиции. Раньше он, например, говорил, что пускать иностранцев на рынок жилья следует очень дозированно: “К объектам абхазской недвижимости проявляют интерес не только русские, но и турки, греки, болгары. Дело может обернуться демографической экспансией, ассимиляцией, постепенным исчезновением абхазского этноса и в конечном итоге ликвидацией абхазской государственности. Наша задача – сберечь этнос. Мы ведь и с Россией выстраиваем отношения для того, чтобы сохранить себя, а не потерять”. “Сберечь этнос” – эта установка остается в силе. А вот открыть абхазский рынок недвижимости для граждан России новые власти готовы. Законопроект “Об отдельных особенностях оборота жилых помещений” отменяет былые ограничения.

Всякие разговоры о том, что вслед за Крымом в состав Российской Федерации может войти и Абхазия, Рауль Хаджимба решительно пресекает: “Республика Абхазия – суверенное государство, и Россия это признала. Мы говорим о создании условий для того, чтобы более интенсивно интегрироваться в уже существующие объединения – в частности, в те, которые создаются при участии РФ, Казахстана и Белоруссии. Речь идет и о сотрудничестве с самой Россией в сфере проблем обороны “.

В чем еще новое абхазское руководство солидарно с прежним, так это в понимании, что за независимость, какой бы она ни была – реальной или не очень, надо платить. “Любой союз никому не дается даром, – сказал автору этих строк руководитель Центра стратегических исследований при президенте Абхазии Олег Дамения. – Скажем, вступая в брак, вы должны поделиться не только своим имуществом, но и свободой. Так же и в межгосударственных союзнических отношениях. Абхазия – маленькая страна. Россия взяла нас под защиту, оказывает политическую, экономическую, военную поддержку. Может ли Абхазия строить с ней отношения, в чем-то не ограничивая свой суверенитет? Наверное, нет”.

Какой бы политик ни находился в Абхазии у власти, он будет держать ориентир на Россию с пониманием, что за независимость надо платить.

 

Российская  газета

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75