Письмо бойца Восточного фронта «
18 августа 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Письмо бойца Восточного фронта
19.10.2017

Письмо бойца Восточного фронта

Поделиться в социальных сетях:

26 октября 25 лет операции по освобождению Очамчира

 

Президенту Раулю Хаджимба
Премьер-министру Беслану Барциц
Главе администрации г. Очамчира Хрипсу Джопуа

26 октября 1992 года бойцами Восточного фронта была предпринята попытка по освобождению города Очамчыра от грузинских оккупантов. Нашими военными и историками дана соответствующая оценка этому событию.
С тех пор минуло 25 лет. Штурмом вошедшие в город, не получив необходимой поддержки, группы абхазских ополченцев вынуждены были отступить. Одной из таких групп была команда «Дед», которая попала в засаду и была обстреляна противником на повороте с центральной автотрассы в село Ачигвара. В этом бою погибли два десятка человек, свыше 10 получили ранения и попали в плен. Мы потеряли наиболее боевую, опытную, прошедшую операцию по освобождению Гагры группу отважных воинов. Таких потерь в одночасье на Восточном фронте, пожалуй, не было за всю войну.
При президенте С.В. Багапш готовились документы по возведению памятника погибшим бойцам на месте их гибели. Однако со смертью С. Багапша этот вопрос надолго остался замороженным.
В начале 2017 года мною были найдены документы на возведение памятника, которые я отнес в соответствующие структуры в Кабинете Министров. Но дело с мертвой точки не сдвинулось. Пришлось обратиться лично к Президенту Р.Д. Хаджимба. После чего лед, казалось бы, тронулся.
В апреле 2017 года вышло распоряжение премьер-министра Б. Барциц о создании «Мемориального парка бойцам Восточного фронта группы «Дед», погибшим в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 г.г. в селе Ачгуара Очамчырского района». В документе указано: «До 30 сентября 2017 года обеспечить обустройство Мемориального парка с установкой памятника». В последствии, как удалось выяснить, был создан проект, чертеж, проектно-сметная документация, но все эти бумаги застряли в болотистых бюрократических структурах.
30 сентября прошло, а памятника как не было, так и нет. Приближается 25-летие той трагической даты, и за все эти годы не удалось воздвигнуть достойный памятник достойным сыновьям Апсны.
Обращаюсь ко всем руководителям структур, имеющих отношение к возведению памятника, пожалуйста, не затягивайте время и доведите дело до конца. Мы все в долгу перед людьми, отдавшими свои жизни за свободу Апсны, и наш долг оставить память об их подвиге последующим поколениям.
Гурам Кварчия,
участник команды «Дед»

Из воспоминаний Славика Бганба, бойца из группы Бориса «Деда» Пачулия

Операция по освобождению г. Очамчыра. Поражение или победа?

С точки зрения стратегии и тактики войны, Очамчырскую операцию вряд ли можно назвать неразумной, а ее итог – безре-зультатным или поражением для нашей стороны.
Фактор влияния этой операции не ограничивается кратким временем ее продолжительности; она наложила глубокий отпечаток на весь ход войны, став одним из важнейших слагаемых, пре-допределявших ее исход.
Так, если Гагрская операция открыла нам «дорогу жизни», то Очамчырская операция если и не перекрыла «артерию жизни» ок-купационных сил, то, по крайней мере, продемонстрировала им, что это всегда возможно, что если востребована будет ситуация, которую принято называть ситуацией здесь и теперь (hie et nuns), ее можно будет осуществить.
Как мне представляется, в том, что ожесточенное сопротивление оккупационных сил нашим войскам после освобождения г. Сухум сменилось поспешным их отходом за Ингур-реку, во многом мы обязаны именно Очамчырской операций.
Немаловажен и человеческий фактор. Ночь с 25 по 26 октября оказала существенное влияние на умонастроения как освободителей Родины, так и оккупантов, разного характера влияния, разумеется.
Так, вставшие на защиту Родины окончательно уверились в том, что несмотря на огромные преимущества оккупантов в живой силе и технике, они с малыми силами сумеют одолеть врага; что бьют не числом, а умением, что техника бессильна перед духом, что волонтеры свободы всегда и везде сильнее душителей свободы. И девиз защитников Родины – «погибнем, но не сдадимся» – вскоре сменился на уверенно-оптимистически – «не сдадим, победим».
С другой стороны, эта операция вселила неуверенность и страх в оккупантов. Она дала им понять, что нет на земле абхазской и пяди земли, где бы они могли чувствовать себя в безопасности. Что даже с надеждой, которая, как им казалось вначале, была, их может ждать сокрушительный удар; что в случае поражения и надежного-то пути для отступления может и не быть.
Очамчырская операция окончательно смыла с лица оккупантов остатки белозубой улыбки победителя, все еще остававшиеся после Гагрской операции. Думаю, после нее многие из гвардейцев начали осознавать, что умирать стоит лишь во имя свободы.
На войне как на войне. Бывают ситуации, когда малозначительный, казалось бы, просчет или эпизод в конечном итоге сыграет решающую роль в исходе битвы. Бывает, что неожиданное стечение множества непредвиденных, неблагоприятных, неведомо кем и какой силой приведенных в движение обстоятельств, ставят под удар исход, казалось бы, предрешенной ситуации или судьбы. И поражения, бывает, в конечном итоге выливаются в победу.
Операция по освобождению г. Очамчыра не завершилась водружением стяга победы над административным зданием города. Роковое стечение множества обстоятельств не позволили основным силам наступающих быть задействованными в операции.
Лишь партизанскому отряду легендарного Деда – Бориса Пачулия -удалось овладеть мостом через Аалдзгу-реку и ворваться в город с Востока.
В течение часа отряд освободил свой сектор. Дальше идти было нельзя: могли столкнуться со своими же…
Лишь часа два спустя свой поистине героический «кинжальный проход» по оккупированному городу совершил отряд «Скорпион». Но было уже поздно. Слишком поздно…
Так и не «столкнувшись» со своими, отряд Деда оставил город – свой, родной, очищенный от оккупантов город – часть города.
Тяжел был обратный путь. Никем не выбитые из города победители уходили из него…
Шли по окружному, роковому, не по предусмотренному, заранее не обговоренному пути отступления. Была уверенность – и не без основания – что отступления путь и не понадобится.
В общем-то, так и было. Ребята не отступали: они возвращались из похода – похода, так и не завершившегося освобождением многострадального города. Не по их вине. Не по тому пути. Выполнив, однако, свой долг до конца. Дождь хлестал нещадно по лицам возвращавшихся с похода. Возможно, природа, таким образом старалась отвести ребят от того рокового пути, выступая в роли «союзника» Деда-вожака, который, казалось, не чутьем, не интуицией, а обладая каким-то иным, неведомым нам способом предвидения предстоящего, знал: гибелен тот путь.
Ни непреклонный командир, ни косматый дождь не смогли предотвратить того, чему суждено было сбыться.
Порою мне кажется, что не было никакого кружного рокового пути, что не было засады и ситуации подлой, при которой победителей расстреливали в упор, а они, победители, находясь в «мышеловке» – обитой железом машине-будке – и не имея возможности ответить ударом на удар, гибли как обыкновенные смертные.
Такого не должно было быть. Не могли так погибать те, кто развернувшись малыми веерами-цепочками, уверенной поступью брали мост, что перекинут через Аалдзгу-реку – твердыню, освещенную пламенем множества горящей им же подбитой вражьей техники.
Взятие моста… То было зрелище – зрелище неописуемое и прекрасное, если прекрасному есть место на поле войны.
Приходилось мне наблюдать бои, в том числе и за взятия мостов, но при слове «война» перед взором снова и снова возникает тот мост, а на мосту – ребята: гордые и непреклонные, готовые ежесекундно «взять» на себя уготованную для друга неумолимую пулю-дуру.
Они были дерзки как нарты, и красивы как боги войны. Тогда там, на мосту, и пули-дуры, казалось, не смели тронуть их – богов войны.
Иногда мне видится, а может, и снится, что вознеслись ребята вместе со своим командиром прямо с того моста туда, где положено обитать богам – богам войны: гордым и снисходительным и красивым. СВЕТЛЫМ. Возможно, они и были востребованы неведомой нам силой туда, где в схватке смертной, длящейся тысячелетиями, сплелись силы Добра и Зла, Света и Тьмы. И в смертном том бою, наверное, также мягки, также мужественны и прекрасны покинувшие нас: Дед – Борис Пачулия, Руслан Трунов, Дади – Автондил Гварамия, Аркадий Абелов, Аслан Джопуа. Джума Бочава, Слава Инапшба, Руслан Хаджимба, Ахра Хаджимба, Старый – Нодар Кварчия, Турка – Зурик Харчилаа, Заур Харчилаа, Омар – Роман Ходжаа, Даур Квачахия, Ахра Берзения. Петя – Эдик Асландзия, Платон Бигуаа, Сократ Самсония.
Немногие вернулись с того похода: не по годам серьезный, дерзкий и всегда решительный Мурман Гварамия, рассудительный и мужественный Ялта – Александр Какачия, Темыр Джинджал, Руслан Джопуа, Беслан Делба, Ахра Делба, Гурам Kарчия, Фред Тания, Джон Зарандия, Игорь Нармания, Джамал Xоджаа, Славик Ходжаа. В числе вернувшихся и я, выпихнутый в буквальном смысле этого слова из горящей машины через маленькое оконце Русланом Джопуа, последним из оставшихся в живых покинувшим объятую пламенем машину.
Смог бы я, будучи на его месте, поступить подобным образом? Не знаю. Не уверен. Но хотел бы!
Одно могу сказать определенно: Руслан – Герой. Не каждому из удостоившихся высокого звания «Героя Абхазии» дано в аналогичной ситуации поступить подобным образом.
И говорю об этом я не потому, что человеком, ради которого он тогда рискнул своей молодой жизнью, оказался именно я. Просто в этом его суть, и дети его знать об этом должны.

 

 

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75