22 июля 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Открытое письмо председателя Совета СМА генеральному директору ВГТРК
21.01.2015

Открытое письмо председателя Совета СМА генеральному директору ВГТРК

Поделиться в социальных сетях:

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО АРХИМАНДРИТА ДОРОФЕЯ (ДБАР), ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА СВЯЩЕННОЙ МИТРОПОЛИИ АБХАЗИИ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ДИРЕКТОРУ ВСЕРОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ И РАДИОВЕЩАТЕЛЬНОЙ КОМПАНИИ ДОБРОДЕЕВУ О. Б.

Уважаемый Олег Борисович!

К Вам обращается Председатель Совета Священной Митрополии Абхазии, доктор богословия Аристотелевского университета Салоник, архимандрит Дорофей (Дбар).

29 декабря минувшего 2014 года на телеканале «Россия 1», в вечернем выпуске программы «Вести» был показан репортаж журналиста вверенного Вам телеканала  Александра Руденко о церковной ситуации в Абхазии (источник: Вести.RU)

Должен сообщить Вам, что вышеназванный журналист созвонился со мной по телефону 9 декабря 2014 года и попросил дать интервью о церковной ситуации в Абхазии и, в том числе, о положении монастыря святого апостола Симона Кананита в Новом Афоне. В телефоном разговоре я сообщил, что у СМА (Священной Митрополии Абхазии) очень натянутые отношения с Московской Патриархией, которая считает духовенство и последователей СМА «раскольниками». На что журналист А. Руденко ответил, что он в курсе существующего церковного «раскола» в Абхазии, и что он намерен осветить все точки зрения по этому вопросу.

Ранним утром 11 декабря, когда в одном из храмов Новоафонской обители шло богослужение в память священномученика Серафима (Чичагова), который в свое время занимал и Сухумскую церковную кафедру, съемочная группа канала «Россия 1» приехала в обитель. Было снято богослужение, затем съемочная группа направилась в Сухум для того, чтобы собрать комментарии духовенства «Пицундско-Сухумской епархии» в Сухумском кафедральном соборе.

В 10-00 того же дня съемочная группа телеканала «Россия 1» возвратилась в Новоафонский монастырь и в течение двух часов снимала интервью со мной. Журналист А. Руденко в начале съемок сказал мне следующее: что «он представляет государственный телеканал России», который «ориентирован на защиту государственных интересов РФ», и, соответственно, «интересов Русской Православной Церкви», поэтому и «постановка вопросов будет соответствовать этим интересам». На что я ответил, что мне нечего бояться и я готов ответить на любой вопрос. В начале своего интервью я постарался на доступном для широкого зрителя языке изложить причины сложившейся на сегодня в Абхазии церковной проблемы. В течение всего интервью мною неоднократно подчеркивалось, что главная проблема становления Православной Церкви в Абхазии, независимо от того, какая из существующих церковных организаций в Абхазии пытается найти решение этого вопроса, связана с тем, что все 14 Православных Церквей в мире, включая и Русскую Православную Церковь (РПЦ), признают территорию Республики Абхазия канонической частью Грузинской Православной Церкви. В тоже самое время все православное население Абхазии, а также абхазское духовенство, независимо от принадлежности к той или иной церковной организации в Абхазии, считают невозможным оставаться в лоне Грузинской Православной Церкви (ГПЦ) по причине неприкрытого национализма, господствующего в среде иерархов и духовенства ГПЦ. Мною было также ясно проговорено о том, что представители СМА, в том числе и я, априори не можем быть названы «раскольниками» в силу того, что в Абхазии на сегодня нет института Церкви, который можно было бы «раскалывать», так как нет епископа, наличие которого является свидетельством существования Церкви, которому подчинялось или не подчинялось бы духовенство СМА. Т.е. на сегодняшний момент при отсутствии признанного церковного института идет сложнейший и серьезнейший процесс восстановления Православной Церкви в Абхазии.

К моему глубочайшему сожалению, дальнейшие вопросы носили исключительно провокационный характер. На подобный вопрос журналиста А. Руденко, что действия представителей СМА расцениваются как «направленные против интересов России», я ответил, что съемочная группа может пройти со мной в храм и увидеть, что добрая половина прихожан являются этническими русскими; съемочная группа может пройти со мной также в трапезную монастыря, где по Святогорскому Уставу в тот момент шла трапеза, и увидеть, что большая часть братии обители — это послушники и монахи из России и Украины. Я также поделился мнением моих друзей: епископов, священников, монахов и простых мирян из РПЦ, которые, посещая монастырь святого апостола Симона Кананита в Новом Афоне (Анакопии), высказывают свое недовольство деятельностью представителей нынешнего руководства РПЦ. Разница между этими людьми и мной заключается только в том, что я публично озвучил то, с чем не был согласен категорически, в отношении деятельности отдельных иерархов и церковных чиновников РПЦ. На мой ответный вопрос журналисту А. Руденко, нравится ли ему самому все, что делается сегодня в Московской Патриархии, я услышал глубокое молчание.

На еще один, к сожалению, также провокационный вопрос, относительно финансов Новоафонского монастыря, я предложил съемочной группе пройтись со мной в издательский отдел СМА, в художественные и столярные мастерские монастыря, а также посмотреть ремонтно-восстановительные работы, которые ведутся силами самой обители. На это журналист А. Руденко сказал, что цель их репортажа направлена исключительно на «раскрытие темы церковного разделения в Абхазии». Несмотря на это, в самом репортаже было уделено много внимания финансам монастыря, а также прозвучала абсолютно недостоверная информация из уст некого Даура Когония, представленного как «православного общественного деятеля», и из уст самого журналиста, который подчеркнул, что монастырь по-прежнему финансируется из бюджета РФ.

Должен отметить, что финансовая деятельность СМА и ее отчетность прозрачны и доступны для каждого, кто интересуется этим вопросом. Для этого вполне достаточно зайти в интернет на официальную страницу СМА и ознакомиться с ежегодными финансовыми отчетами СМА, публикуемыми в официальном издании СМА — газете «Христианская Абхазия» (Источник: газета «Христианская Абхазия»). Кроме того, в Министерствах финансов РА и РФ можно получить всю необходимую информацию о том, что с момента образования СМА в мае 2011 года финансирование из РФ было приостановлено. Последние три года СМА функционирует и осуществляет свою деятельность, в том числе и ремонтно-восстановительные работы, исключительно за счет собственных средств.

После интервью со мной съемочная группа попросила позволить им снять «заставки». Они спустились по территорию, прилегающую к монастырю, где расположены торговые ларьки местных жителей, установленные год назад Министерством по туризму РА. Люди, которые оказались в этот момент там, стали публично выражать свое возмущение односторонностью освещения проблемы, связанной с Новоафонским монастырем. Съемочная группа, окончив свою работу, вернулась попрощаться со мной, журналист Александр Руденко рассказал, что в некотором смысле он симпатизирует нам, однако будет вынужден пустить в эфир репортаж «с не совсем приятными для СМА комментариями».

13 декабря в субботу журналист Александр Руденко снова позвонил мне и попросил еще раз встретиться для съёмок дополнительного интервью. 14 декабря, в воскресенье, в тот момент, когда шла Божественная Литургия в храме святого апостола Андрея Первозванного и в храме находились верующие, журналист и оператор стали вести съемки во дворе монастыря и пустом главном Соборе св. Пантелеимона, пытаясь заснять якобы «пустой» монастырь. Кроме того, в этот день наш монастырь посетила группа из 250 школьников из города Сухума, направлявшихся на возложение венков в память Латской трагедии, в город Гудаута. Дети, посетив большой Собор, поставили свечи об упокоении всех, кто погиб в сбитом грузинскими солдатами вертолёте. Руководство монастыря преподнесло всем в дар диски с записью озвученного текста Евангелия от Марка на абхазском языке. В момент, когда дети находились в главном Соборе, оператор съемочной группы телеканала «Россия 1» к удивлению сопровождавших лиц, стал снимать исключительно фрески на куполе собора, поскольку посещение такого количества людей Новоафонского монастыря, к сожалению, как оказалось, не вписывалось в цели и задачи репортажа, показанного 29 декабря.

После окончания Божественной Литургии у меня состоялся довольно открытый и нелицеприятный разговор с журналистом А. Руденко, в котором я отметил, что несмотря на открытый провокационный характер поведения съемочной группы канала «Россия 1», несмотря на то, что мне известно все, что они снимали и в Сухуме и в Новом Афоне, я снова согласился ответить на вопросы. Господин журналист сказал мне, что лучше он сделает этот репортаж, ибо так или иначе пришлют другую съемочную группу, которая может заснять еще более провокационный сюжет! Подобные слова журналиста федерального российского канала у меня, как и у всех остальных, вызывает недоумение и глубокую озабоченность, поскольку напрочь перечеркивают этику журналиста. Второе интервью началось вновь с вопроса – являюсь ли я раскольником? Я ответил одним словом – нет! Далее последовало молчание с моей стороны. Журналист А. Руденко с недоумением спросил меня, ответ будет таким кратким? На что я сказал – прошу прощения, но что я должен вам ответить? Что я «раскольник», что я «плохой», что я «враг Церкви»? Что вы хотите услышать от меня?

И еще один важный момент. Я попросил журналиста в обязательном порядке показать в сюжете следующее мое утверждение для того, чтобы российскому зрителю было понятно, что происходит в церковном отношении в Абхазии. Я буквально сказал следующее: «Если завтра священноначалие Русской Православной Церкви рукоположит отца Виссариона Аплиаа в епископы для служения в Абхазии и решит статус церковной организации в Абхазии — ведь без епископа никогда абхазская церковная проблема не будет разрешена — то мы на следующий день упраздним СМА и подчинимся ему как законному главе Православной Церкви в Абхазии».

Таким образом, разность подхода к решению абхазского церковного вопроса между мною и отцом Виссарионом заключается в следующем. Моя позиция такова – пусть любой другой будет рукоположен в епископы Абхазии и решится статус церковной организации в стране, и я подчинюсь ему, потому что цель моей жизни воссоздание института Православной Церкви в Абхазии, а не то место, которое я буду занимать в ее структуре. Подход же наших «визави» следующий: никто другой, кроме них не может по определению стать епископом для Абхазии. Стало быть, приоритет отдается тому, какое место лично они займут в несуществующей пока Церкви Абхазии. Соответственно, пока они это место не займут, Православной Церкви в Абхазии не быть.

После второго интервью, журналист А. Руденко вновь в беседе попросил меня не делать никаких публичных заявлений после показа репортажа. На что я его заверил, что такие заявления будут обязательно, поскольку сюжет касается не моей личности, не моих богословских взглядов, а судьбы будущего Православной Церкви в Абхазии. И в этом случае рассчитывать на мое молчание, мотивировав его добродетелью христианского смирения, не стоит.

Теперь в отношении самого показанного сюжета. В нем в преамбуле, как все слышали, был выделен очень важный и существенный момент: деятельность запрещенного иеромонаха Дорофея (Дбар) направлена на отделение территории Абхазии от Грузинской Православной Церкви, что не одобряется и не поддерживается представителями Грузинской Православной Церкви, Вселенской Патриархией и Русской Православной Церковью. Из этого постулата с очевидностью следует, что все мои «оппоненты», дававшие интервью в том же сюжете, выступают за сохранение территории Абхазии в составе Грузинской Православной Церкви. В этом случае напрашивается вопрос, кто же из нас борется за воссоздание Православной Церкви в Абхазии, а кто за возвращение в состав Грузинской Православной Церкви? И кто же из нас действует за, либо против государственных интересов Российской Федерации, которая как всем хорошо известно, признала независимость государственности Республики Абхазии от Грузии?

Далее, из уст проректора Екатеринодарский семинарии Марины Шахбазян прозвучало, что мы вели переговоры с Вселенской Патриархией, и они не дали никакого результата. Смею заверить, о результатах переговоров представителей СМА с представителями различных Православных Церквей могут говорить только сами участники этих переговоров и свидетельствовать могут лишь документы, которые поступили в том числе и в Канцелярию ОВЦС МП и Майкопской и Адыгской епархии, а также документы, имеющиеся на руках духовенства СМА.

Только один факт того, что запрещенному в священнослужении от РПЦ с 2011 года архимандриту Дорофею (Дбар) одновременно церковные иерархи Элладской Православной Церкви и Вселенского Патриархата разрешали и разрешают совершать богослужения и таинства, говорит о том, что эти запреты не были признаны полнотой Единой Соборной и Апостольской Церкви. В том числе и прежде всего по причине наличия Отпускных грамот, предоставленных самими же иерархами РПЦ.

В показанном сюжете журналист А. Руденко позволил себе нелицеприятно отозваться об участниках Церковно-Народного Собрания 2011 года, на котором была образована СМА. Он оскорбил, назвав «язычниками», «мусульманами» и «зеваками», и православный народ Абхазии, и абхазскую интеллигенцию, и многих заслуженных деятелей Абхазии, а также нынешнее руководство нашей страны, включая и президента РА – Рауля Джумковича Хаджимба, поскольку он, как и многие его соратники по нынешней власти, были участниками ЦНС, выступали на нем и принимали участие в голосовании, ратуя за обретение автокефалии Православной Церкви в Абхазии.

Уважаемый Олег Борисович!

Полагаю, пишу Вам по причине того, что сюжет показанный 29 декабря минувшего года, еще более усугубил церковное разделение, которое существует в Абхазии. В определенном смысле, такие сюжеты наносят трудноисправимый в восприятии облика Православной Церкви характер. Это особенно заметно на Кавказе, где положение Церкви и так непростое. К сожалению, противниками, осознанно или неосознанно, разрешения абхазской церковной проблемы и воссоздания института Православной Церкви в Абхазии, являются наши собратья по вере, будь они представители РПЦ или ГПЦ, а также будь они представители телеканала соседней нам большой православной страны.

У меня не может быть никакой личной обиды ни на журналиста, ни на съемочную группу, ни на тех, кто стоял за ними, поскольку я являюсь монахом и священником. Исходя из своих христианских принципов, я не выступил с подобным открытым письмом накануне Рождественских и новогодних праздников. Однако, именно как христианин, считаю, что правда и истина не должны никогда и ни при каких обстоятельствах быть оставленными в забвении. Поэтому хотелось бы пожелать вверенному Вам телеканалу, который имеет большую аудиторию и в Абхазии, быть проводниками правдивой и достоверной информации, а вашим журналистам помнить о своем ответственном служении, я хочу подчеркнуть это слово, именно служении — свободе слова и, самое главное, правдивого слова.

С уважением к Вам, архимандрит Дорофей (Дбар).

21 января 2015 г.

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75