15 ноября 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Общество и власть > Аслан Барциц: Мы прекрасно понимаем, каким образом товар уходит в Грузию
09.08.2018

Аслан Барциц: Мы прекрасно понимаем, каким образом товар уходит в Грузию

Поделиться в социальных сетях:

31 июля правительство Абхазии утвердило новые таможенные пошлины на вывоз ореха фундука. Представил постановление руководитель аппарата правительства Давид Сангулия, который отметил, что ставки таможенной пошлины на орех, вывозимый из Абхазии, установлены в размере 5 рублей за неочищенный орех и 10 рублей за очищенный орех.

Давида Сангулия отметил, что с 2003 года решением правительства были установлены разные цены на вывоз ореха в Россию и Грузию. Решением правительства от 31.07.18 установлена единая ставка вывозной таможенной пошлина на орех-фундук. Премьер-министр Геннадий Гагулия заметил, что таким образом «получается, сейчас мы снижаем пошлины на вывоз в сторону Ингура на 5 рублей, но, в то же время, повышаем их в сторону России на 4 рубля».

Предприниматели Абхазии, занимающиеся легальным ореховым бизнесом, считают, что правительство приняло решение, которое не соответствует ни политическим, ни экономическим интересам государства. Свои аргументы они изложили на пресс-конференции в АРСМИРА.

Джамал Эшба, заведующий сектором экспертного управления при администрации президента: Проблема возникла 31 августа 2015 года, когда были приняты вывозные таможенные пошлины – 25 и 35 рублей. Тогда цена на орех достигала 300 и более рублей. Мы тогда говорили, что нельзя таким образом реагировать на высокие цены на орех, потому что это рынок, и он сам себя регулирует. Но произошел такой сбой на рынке. Поняли, что слишком высокая цена вывозных пошлин, и она была снижена до 15 и 10 рублей. Мы проанализировали ситуацию и поняли, что мы теряем российский рынок. Доля Абхазии на российском рынке составляла до 3%, был период, когда 18%, 20%. А в 2016 году – 0,25%, а в 17 году – 0%. Основными поставщиками ореха на российский рынок являются Азербайджан, Турция, Грузия, Абхазия. Из этого списка мы практически выпали. Проанализировав, мы пришли к выводу, что ту часть, которую мы потеряли на российском рынке, заполняет Грузия.

По инициативе Аслана Барциц мы решили обсудить эту проблему. Грузия нас считает своей территорией, то есть, если наш орех проходит абхазскую таможню, то в Грузии он не облагается никакими налогами. Если в Россию, то начинается процедура легализации товара – НДС, карантин и т.д.

10.11. 2017 было принято Постановление, согласно которому экспорт в РФ составлял 1 рубль на неочищенный и 2 рубля на очищенный орех. В Постановлении, подписанном премьером Бесланом Барциц, речь идет только о таможенных пошлинах в РФ, а в остальные страны 10-15 рублей. Мы считали, что это хорошее постановление, соответствующее нашим интересам.

Абесалом Кварчия, предприниматель: Более 17 лет мы занимаемся этой культурой – переработкой, выращиванием, продажей. У нас очень много рисков, связанных с инвестициями в сельское хозяйство. Это природные, биологические риски. Но мы столкнулись с тем, что самый непредсказуемый риск – поведение нашего правительства. Когда какую пошлину применят – никто не знает. Мы находимся в режиме непредсказуемости. Был период, когда весь экспорт был освобожден от всех видов пошлин, таможенных сборов, то есть экспорту были созданы наиболее благоприятные условия. Неожиданно, в течение суток с 31 августа на 1 сентября 2015 года вводят пошлины, которые не имеют никакого экономического обоснования. По-моему 35, почему не 22 – ни один человек не может объяснить. У нас были заключены договоры, и я попросил у премьер-министра сутки на то, чтобы вывести товар по старым правилам, иначе я терплю убытки. Ответ был такой – «у вас же в договорах заложены форс-мажорные обстоятельства – для вас наступил форс-мажор». Значит, наше правительство не помогает нам, а создает форс-мажорные условия. И вот очередной форс-мажор 10 дней назад. Были приняты другие, наиболее льготные условия. Хотя, на мой взгляд, любой сельскохозяйственный экспорт должен стимулироваться, а не облагаться пошлиной. Во всем мире сельскохозяйственный экспорт субсидируется. Это заблуждение, что за счет сельхозпроизводителя надо пополнять бюджет. Мы пошлину сняли, ищем наших старых партнеров – вы знаете, на рынке нас никто не ждет, и сегодня очень трудно найти покупателя. В мире жесткая конкуренция и фундук производит не только Абхазия, и в этих условиях нам создают препоны вместо того, чтобы помогать.

И вот новая пошлина. Я бы сказал, что тут надо рассматривать вопрос в трех аспектах – политическом, экономическом и социальном. Изменились правила игры. Я целый год кредиты трачу, готовлю плантации, и в течение суток правила игры поменялись таким образом, что нас вынуждают отправлять свой товар в Грузию. Эта пошлина фактически является запретительной. Если я везу орех в Грузию, то я заплатил пять рублей на границе, рубль тачкисту и груз находится в Зугдиди.

Если я буду перевозить в Россию, то мне от Псоу до Адлера будет обходиться до 30 рублей. Процент с оборота, таможенный сбор с оборота, банковские услуги и так далее. Есть такое понятие, как профиль риска или цена, ниже которой нельзя декларировать на российской стороне. Фундук стоит 100 рублей, 20% НДС, там тоже НДС поднялся, надо заплатить. 5 рублей пошлину, и все это вместе набегает. То есть товар еще не выехал, а я уже должен заплатить около 9 рублей с килограмма. А это пищевой продукт купят его или нет не известно. Потом спрашивают, почему нет прибыли. Вы извините меня, при рыночной цене 50 рублей все платежи составляют 15% с оборота – какой бизнес может выдержать такую нагрузку? В таких условиях бизнесу очень сложно выжить.

И самое главное – правила игры должны быть предсказуемы. Нельзя как инспектор выскочить из кустов и объявить какие-то условия, которые невыполнимы. Получается, что я эти полгода трудился, тратился, выращивал орех для того чтобы отгружать его в Грузию. Мне это не интересно –  мне не интересно работать на грузинских производителей.

Здесь есть таможенники может они объяснят – вывоз в Грузию, это внешнеэкономическая деятельность? Тогда товар должен быть легализован. Если нет, то значит, мы признаем, что мы субъект Грузии и отдаем им орех, или мы оформляем с ними официальные контакты, как с другим государством. Ситуация непонятная – если товар не нужно оформлять и можно просто заплатить пошлину, то зачем нужна таможенная служба. Посадите сборщика пошлин, и он будет собирать деньги. Если товар не оформляется, не проверяется на соответствие ГОСТу, карантин и так далее. Если можно просто отгружать, то давайте упростим все – распустим таможню, налоговую и будем собирать бюджет. Это негосударственный подход.

Сегодня наша отрасль потерпела большой урон. По данным ООН 2008 года, более 10 тысяч семей, то есть 40 000 человек в среднем занимаются орехом. 10 000 га земли – это столько же сколько раньше занимал чай. К этой отрасли нужен другой подход – люди не знают, как ввести агротехнику. Если 20 лет назад выход готовой продукции был 42-43%, то сегодня 25% считается хорошим результатом. Качество ухудшается, экология ухудшается. Нужна поддержка. Если на 10 000 га провести правильную агротехнику, то это даст минимум 25 000 тонн ореха, а мы добываем около 16 000 тонн, а куда они исчезают – никто не знает. Если мы увеличим валовый оборот до 25 тысяч, включим переработку – это даст порядка 80 млн. долларов  – это 4,5 млрд рублей. Это потенциал отрасли. Вот посмотрите – 15 чайных фабрик было, и их нет. Из 11 000 га чайных плантаций осталось 500 га или о,1%, цитрусы идут на спад. В этих условиях ореховая отрасль социально важна, и мы ее тоже хотим задушить.

Давид Сангулия, руководитель аппарата кабинета министров: Когда принималось решение о том, что пошлина будет составлять 10 и 15 рублей и 1 и 2 рубля в Российскую Федерацию, исходили из того, что понимали, какой объем ореха существует в республике, хотели чтобы этот объем ореха появился на российско-абхазской границе и учитывался соответствующим образом. Этого не произошло. Более того, решение о том, что 10-15 рублей пошлина и 1 и 2 рубля в РФ не соответствует закону Республики Абхазия о таможенном тарифе статье 3, которая однозначно гласит, что ставки таможенных пошлин являются едиными. Не бывает таможенной ставки в одну границу по одной цене, в другую по другой. Так не бывает. Мы должны принимать решения соответствующие законам, так же мы не можем принимать решения в пользу индивидуально каких-то лиц или структур коммерческих, а у нас так получилось, что на российско-абхазской границе 1, 2 субъекта хозяйственной деятельности. Мы должны согласиться с тем, что должны принимать решения соответствующие закону.  Обсуждалось понижение ставки таможенной пошлины – ее понизили. С 15 и 10 до 5 и 10 рублей. Были предложения понизить еще больше и сделать, например, 3 рубля, но минфин спрогнозировал бюджет, исходя из определенных данных, и мы не можем принимать решения, которые приводят к выпадению статей бюджета. Поэтому, посчитав, что уравнивая ставку, мы компенсируем выпадающую сумму, такое решение было принято. Оно абсолютно законное, а того положительного эффекта, который мы ожидали, принимая в 2017 году это решение, мы, к сожалению, не получили. Ставки, по которым вывозился орех через российско-абхазскую границу, противоречили закону о ставках таможенных тарифов. Сегодня наше решение приведено в соответствие с законом.

Аслан Барциц, начальник Экспертного управления при администрации президента: Что касается сегодняшней темы – прошу обратить внимание на то, во что обходится бизнесу реально перевести орех на российскую сторону, и во что обходится перевести (я преднамеренно не говорю бизнесу, потому что с Грузией у нас никаких торговых отношений быть не может) в Грузию. Мы же прекрасно понимаем, каким образом товар уходит в Грузию. Поэтому мы говорим о том, что созданы неравные условия для вывоза товара в Грузию и в Россию. Мы не лоббируем интересы предпринимателей – одного или двух – мы говорим о принципиальном подходе. Мы должны выбрать правильное решение с учетом опыта, который у нас есть.

Начальник Галской таможни Ахра Лаквитава привел цифры, которые свидетельствуют, во-первых, о том, что большая часть ореха вывозится из страны нелегально, и, во-вторых, вывоз ореха в Грузию превышает вывоз ореха в Россию. Во всяком случае, так было до 2017 года.

2015 году из 947 тонн в Грузию вывезено 875 тонн, в Россию 72 тонны.

2016 году из 2 852 тонн в Грузию вывезено 2 541 тонн, а в Россию 311 тонн

2017 год из 420 тонн в Грузию вывезено 280 тонн, а в Россию 140 тонн

2018 году из 52 тонн 23 поступили в Грузию, и 29 тонн поступило в Россию.

После красноречивых цифр, приведенных представителем таможни, Абесалом Кварчия еще раз подчеркнул, что постановлением от 31 июля правительство ввело санкции против легальных производителей ореха-фундука.

«Нам, под предлогом соблюдения закона, запретили вывоз ореха в Россию, – сказал он. – Нас вынуждают либо уйти из этого бизнеса либо по демпинговой цене продавать орех в Грузию».

«Это решение носит запретительный характер на легальный вывоз ореха-фундука из Абхазии в Россию. Мы это явно видим по цифрам, которые только что здесь назывались. Этим решением правительство переориентировало ореховые потоки в Грузию», – отметил Кварчия и подчеркнул, что, по его мнению, страна теряет большие экономические возможности, приняв такое решение.

Начальник Экспертного управления при администрации президента Аслан Барциц призвал всех участников встречи признать наличие серьезной проблемы, собраться всем заинтересованным сторонам, продолжить обсуждение, чтобы принять правильное для страны решение.

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75