10 декабря 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Заявления > АРСМИРА: Это не прихоть журналистов, а конституционное право наших граждан
17.11.2015

АРСМИРА: Это не прихоть журналистов, а конституционное право наших граждан

Поделиться в социальных сетях:

Ассоциация работников СМИ Абхазии направила письмо спикеру парламента Валерию Бганба с просьбой к депутатам дать толкование статье статья 141 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» в части 1 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации». 

Обращение журналистов связано с тем, что по отношению к журналисту Елене Заводской 3 июля было совершено преступление Мариной Сабриевной Гумба. В перерыве судебного заседания она оскорбляла журналиста Заводскую Е.Н. и пыталась выдворить ее из зала судебных заседаний, она открыто заявила о том, что «набьет ей морду», «застрелит», если она «не уберется» и будет освещать ход судебного заседания, на котором ответчиком был племянник Марины Гумба – Виктор Джамба.

“Судебные инстанции признают факт угрозы физической расправой в адрес журналиста, но при этом делают вывод о том, что состава преступления (по части 1 статьи 141) нет, поскольку угрозы не помешали журналисту исполнить свои профессиональные обязанности”,-говорится в письме.

АРСМИРА просит парламент ответить на  следующие вопросы:

1.Является ли состав преступления по части 1 статьи 141 формальным, то есть преступление совершенным с момента высказывания угроз физической расправы журналисту и требования журналисту отказаться от исполнения своих профессиональных обязанностей?

2.Может ли суд считать угрозу нереальной только на том основании, что журналист не испугался, не поддался на шантаж и угрозы и продолжил исполнять свой профессиональный долг?

3.Может ли данная статья применяться в том случае, если угрозы физической расправы в адрес журналиста относились не ко всем журналистам, присутствующим в зале судебного заседания, а только к одному журналисту и является «следствием неприязненного отношения»?

4.Освобождает ли «личное неприязненное отношение к журналисту» от ответственности за воспрепятствование профессиональной деятельности лицо, угрожавшее расправой журналисту за исполнение им своего профессионального долга?

5.Следует ли понимать решения, принятое судом г. Сухум (судья Чагава Р.Г.) и подтвержденное Кассационной коллегией Верховного суда (судья Аджинджал З.С.) так, что ст. 141 может применяться только в том случае, если угрозы расправы над журналистом приведены в исполнение? А, если не приведены, то статья применяться не может?

6.Может ли одно и то же лицо привлекаться к ответственности по двум статьям, если в противоправных действиях содержались одновременно и оскорбления, и угрозы с целью воспрепятствования профессиональной деятельности?

В письме также отмечается: «Для всего журналистского сообщества нашей страны важно, чтобы за воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста лицо, совершившее противоправные действия в отношении журналиста, исполняющего свой профессиональный долг, понесло соответствующую закону ответственность. Это не прихоть нескольких журналистов, а конституционное право всех наших граждан на доступ к информации».

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75