24 февраля 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Мнение > Темур Ачугба: Открытое письмо к депутатам Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия
22.01.2014

Темур Ачугба: Открытое письмо к депутатам Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия

Поделиться в социальных сетях:

Перед окончательным решением по законопроекту «О внесении изменений в Закон Республики Абхазия «Об актах гражданского состояния»

Уважаемые депутаты!
Мое Обращение к Вам вызвано тем, что Парламент Республики Абхазия в конце прошлого года принял в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Закон Республики Абхазия «Об актах гражданского состояния». В соответствии с предлагаемыми поправками, упрощается процедура изменения гражданами и жителями Абхазии национальной принадлежности и фамилии. На основании данного законопроекта, для «восстановления» абхазской национальности и абхазской фамилии достаточно иметь «желание восстановить историческую справедливость», быть гражданином Республики Абхазия или «лицом, постоянно проживающим на территории Республики Абхазия не менее 5 лет», иметь «паспорт или свидетельство о рождении». В тексте законопроекта, кроме других облегчающих процедур изменения абхазской национальности и абхазской фамилии, (усыновление (удочерение), «желание иметь национальность одного из родителей»), подключено такое сомнительное юридическое понятие как «осознанное решение гражданина Республики Абхазия». Решения таких судьбоносных вопросов как восстановление фамилии, национальности и тем самим, получения гражданства Республики Абхазия входят в компетенцию органов «ЗАГСА по месту жительства или временного проживания».
В связи с тем, что ещё в 2008 году были внесены соответствующие поправки в данный Закон в части упрощения процедуры изменения фамилии и национальной принадлежности, то дальнейшая его либерализация выглядит неуместным, а то и опасным для государства. Данное решение является странным, особенно на фоне обострения политической ситуации в стране в связи с незаконной и массовой раздачей абхазских паспортов гражданам Грузии.
Читаешь законопроект и задаёшься вопросом: с принятием данного документа в представленном виде, не закладывается ли мина замедленного действия под основы государственности Абхазии? На мой взгляд, безусловно, да! Согласно Конституции Республики Абхазия, «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Абхазия является её народ – граждане Республики Абхазия» (ст. 2). От того кто является гражданином Абхазии, и кто приобретет в будущем гражданство Абхазии, напрямую зависит будущее страны. Нет сомнения, что принятие указанного документа в предлагаемом виде, приведет к дальнейшему обострению общественно-политической ситуации в Республике. Ибо, речь идет о массовом увеличении количественного состава представителей грузинского этноса с грузинским гражданством в этнической номенклатуре населения страны, недавно устроившего абхазскому народу геноцид и попытавшийся ликвидировать государственность Абхазии.
Если сказать более конкретно, принятие данного Закона в представленном виде означает, что в перспективе десятки тысяч грузин, включая проживающих на территории Грузии, могут стать гражданами Абхазии. Т.е. речь идёт о грузиноязычных «абхазах», имеющих твёрдое, непоколебимое грузинское национальное самосознание. Это фактически те «абхазы», о которых в сталинское время мечтал небезызвестный фальсификатор истории Абхазии, литературовед, кстати, тоже «бывший абхаз», Павле Ингороква. В специальной литературе, да и на примере жителей Самурзакана, известно, что люди, поменявшие национальное самосознание, проявляют повышенную гражданскую активность в сообществе вновь приобретенного этноса, а по отношению к бывшему своему народу – паталогическую агрессивность. Как показала жизнь, потомки бывших абхазов не пожелали участвовать в войне на стороне абхазского народа против грузинских оккупантов, зато немалая часть из них поддержала агрессивную войну Грузии против Абхазии, как и террористическую деятельность в послевоенные годы.
Волей или неволей, увеличение в будущем численности «бывших абхазов» в Абхазии напрямую отвечает интересам грузинских властей, которые уже несколько лет осуществляют на практике разработанный их западными спонсорами план по «Мирному покорению Абхазии». Грузинские официальные власти, препятствовавшие в недавнем прошлом возвращению «грузинских беженцев» в Абхазию и получения ими абхазского гражданства, с принятием вышеназванного плана, поощряют, а то и вынуждают своих граждан переселиться в Абхазию и путём получения абхазского гражданства, ввести подрывную деятельность.
На основании источников и литературных данных, установлено, что в настоящее время в Грузии проживают представители нескольких сотен абхазских фамилий, переделанные на мегрельский (напр., Багбая, Кецбая, Тарбая, Чачибая и т.д.) или грузинский (Ахобадзе, Анчабадзе, Гумбаридзе, Хинтибидзе и т.д.) лад. Примечательно, что до окончания Отечественной войны Абхазии (1992 – 1993 гг.) многие из них, или их родители проживали в Абхазии, однако из-за совершенных ими преступлений против абхазского народа, были вынуждены скрыться от правосудия в Грузию. Грузинские источники, подтверждают, что в настоящее время общее количество жителей с абхазскими фамилиями, проживающих в Грузии, составляет более ста тысяч человек. Среди них есть фамилии, которые объединяют несколько сотен, а то и тысячи человек. Например, представители фамилии: Арнания (Арлан), Тарбая (Тарба), Миквабия (Анкуаб) составляют более 200 человек каждая, Лакирбая (Лакрба) – более 300, Ардия (Ардба) – более 500, Какубава (Какуба), Кецбая (Кецба) – более 600 каждая, Маршания (Маршан) – более 700, Булискерия (Абрскьыл), Шария (Шакрыл), Зухбая (Зухба) – более 1000 каждая, Чичуа (Чичба) – более 1400, Абхазава (Цанба, Лакрба, Маршан) – более 2000, Калбая (Калгба) – более 2500 чел. Кстати, если взять общее количество представителей владетельской фамилии Абхазии – Чачба, которая в разных регионах Грузии оформлена по-разному – Чачибая, Чачава, Чачуа, Чанчибадзе, Шарашия, Шервашидзе, Шарвашидзе и Шарашидзе, то общая их численность превышает шесть тыс. человек. Я здесь не коснусь проживания нескольких тысяч «бывших абхазов» в странах СНГ, особенно в Российской Федерации, большинство которых бежали в последние дни войны из Абхазии. Если указанный законопроект станет законом, и эти «бывшие абхазы» окажутся на территории Абхазии (пути могут быть разные при «осознанном желании» и фактическом отсутствии государственной границы с Грузией), то после 5-летнего проживания здесь, все они приобретут права на восстановление абхазских фамилий, абхазской национальности и принятия абхазского гражданства.
Открытие подобных шлюзов для «восстановления» абхазской фамилии и национальности – оптимальный путь мирного «освоения» Абхазии, растворения абхазов в составе грузинского этноса и размывания абхазской государственности. Кто сказал, что грузинские власти и грузинские граждане, перестали враждовать с абхазами? Они же не отказались от желаний присвоить абхазские земли, абхазскую историю, абхазскую культуру?! Если есть видимость какого-то затишья, то это всего лишь тактический ход и не более того, чтобы максимально увеличить численность своих граждан и сторонников на территории Абхазии, в целях создания мощной «пятой колонны» и нанесения очередного разящего удара. Удар может быть «мирным» (тотальная этноязыковая ассимиляция, совместные экономические, медицинские образовательные и др. проекты) или же – военным. Зададимся вопросом: не будут ли направлены на эти цели миллиарды долларов, собираемые бывшим Премьер-Министром, а ныне куратором Грузии Б. Иванишвили для возвращения грузин в Абхазию? Жизнь покажет. Хотя, у грузинских шовинистов имеется богатый опыт «мирного» экономического и этнического освоения Абхазии с активным участием мегрельского населения, как дореволюционного, так меньшевистского и советского периодов. Авторитетный исследователь Абхазии Г. А. Рыбинский ещё в 1893 г. в газ. «Кавказ» (№186) писал: «Мингрельцы систематично, с ловкостью, только им присущей, захватывают у абхазцев путём разных «каверз» земли в свои элегантные руки и, говоря фигурально, «засасывают абхазцев… Но это засасывание абхазцев производиться ими вежливо, галантно и даже с приятностью». А через два года (в 1895 г.) начальник Сухумского округа полковник В. А. Браккер констатировал: «Соседняя с Мингрелией Самурзакан и прежде, впрочем, более доступная для мингрельской иммиграции, чем остальные части Абхазии, в настоящее время почти обмингрелилась». Собственно говоря, с конца XIX века Самурзакан превратился не только в испытательный полигон этнокультурной ассимиляции абхазов, но и в своеобразный перевалочный пункт по широкомасштабному расселению мегрельского, за ним и собственно грузинского населения на всей территории Абхазии. Все это дало возможность Советской Грузии продолжить осуществление грузинизации всего абхазского народа. Кстати, основным контингентом для грузинской демографической экспансии Абхазии и ассимиляции абхазов сталинско-бериевского периода были именно мегрелы, в том числе омегрелившиеся самурзаканцы.
На заседании Парламента, при обсуждении данного законопроекта, в качестве аргумента для внесения изменений в действующее законодательство преподносились исторические события прошлого века, связанные с «переписанием и ассимилированием» грузинами этнических абхазов. Эти факты в прошлом действительно имели место по отношению к определенной части жителей этого региона. Но в этом аспекте не выдерживает никакой критики мнение, распространенное в СМИ о том, что «если в 30- годах грузины в течение одной ночи переписали галских абхазов грузинами, что мы разве не можем вернуть их к национальным корням?». Ответ: не можем! Не можем и не имеем право позволить себе подражание той репрессивной политике в национальном вопросе, когда не только галские абхазы, но и весь абхазский народ официально был признан частью грузинской нации – её «этнографической группой».
Само высказывание об изменении национального самосознания «за одну ночь» – это проявление незнания или же игнорирования наличия сложных процессов в истории населения, проживавшего тогда в Галском районе. На самом деле, речь может идти только лишь о фиксации (в том числе формальной, а то и ложной) национальной принадлежности. А с этнокультурной точки зрения, самурзаканцы, как было отмечено, переживали непростой период этнического развития – большинство населения региона не владело абхазским языком и не признавало себя абхазами. Для справки: по данным посемейной переписи 1886 года, в Самурзакане из постоянно проживавших 30 504 абхазов и мегрелов, абхазы составляли 96,8% (29 520 чел.), мегрелы – 3,2% (984 чел.). А по данным первой Всесоюзной переписи 1926 года, из 50 086 жителей, абхазами были признаны 12 963 чел., а мегрелами – 36 802 чел. Другими словами, в результате этнической ассимиляции, удельный весь абхазов, в общем количестве населения региона, составлял 25,9%, а мегрелов – 73,5%. Ещё сложнее обстояло дело со знанием абхазского языка. Из 12 963 абхазов, абхазским языком владело меньше половины – 40,8% (5 295 чел.). О темпе языковой, а за ней и этнической ассимиляции говорит и тот факт, что в 1926 году в 9 селах Галского уезда никто из жителей абхазский язык не признал родным языком, а в 4-х селах вовсе не были зафиксированы представители абхазской национальности.
Известный абхазский просветитель Дмитрий Маан справедливо связывал утрату абхазского национального самосознания абхазами Самурзакана с языковой ассимиляцией. В 1926 году в газ. «Апсны Капш» (№13) он сообщал: «Больше половины населения Галского уезда абхазы по происхождению, но они считают себя мегрелами. В чем же причина? Случилось следующее: как только [абхазы] потеряли родной язык, служивший основой сохранения своих истоков, национального самосознания, запутались, стали не сознающими своих корней». В конце 20-х годов ХХ в. четкую картину языковой ассимиляции самурзаканцев дал абхазский ученый-лингвист А. К. Хашба, репрессированный в годы сталинского террора. «Мегрелизация самурзаканских абхазов, – писал он, – идет таким темпом, что, вероятно, лет через десять-пятнадцать в Самурзакане не будет абхазского языка». Так и случилось, потеряв абхазский язык, у большинства из них сформировалось грузинское (мегрельское), а то и раздвоенное абхазо-грузинское (мегрельское) национальное самосознание. Поэтому, когда во время Переписи 1939 года в Галском районе всего 1 786 человек были записаны абхазами, остальная часть населения региона в целом безболезненно встретила смену национальности. Жители этого региона не проявляли протест по поводу изменения национальности на протяжении всей советской эпохи, когда абхазский народ вел национально-освободительную борьбу против шовинистической национальной политики Грузии. Не известны случаи, чтобы и в постсоветское время кто-то из жителей Галского района, попытался восстановить абхазскую фамилию или национальность. Единственный нашумевший случай известен в период развала СССР, когда заслуженный учитель республики из села Первый Гали М. К. Эзугбая в газете «Абхазия» от 4 февраля 1991 года опубликовал статью о событиях 30-х годов. Однако этот случай стоил ему жизни, в прямом смысле этого слова. Против него ополчились огрузиневшие абхазы Самурзакана и вся грузинская община Абхазии, включая односельчан и однофамильцев во главе с доцентом Валерианом Зухбая. После мощного морально-психологического давления, он был вынужден покинуть свое родное село и переселиться в Сухум, где вскоре скончался от инсульта.
Жители района, носившие абхазские фамилии, и после окончания войны, за исключением несколько десятков, не проявили никакого интереса к восстановлению абхазской фамилии и национальности. Это, несмотря на то, что абхазская власть всячески поощряла желание вернуться к своим историческим корням. При этом, действующее законодательство, особенно после соответствующего изменения 2008 года, не создавало никаких препятствий. Свидетельством нежелания восстановления абхазской национальности «бывшими абхазами» могут служить данные Переписи населения Абхазии 2011 г. В частности, из 30 386 жителей Галского района, 27 794 признали себя грузинами, 2 045 – мегрелами, а абхазами записались лишь 208 человек. Где же были тогда те «бывшие абхазы», в адрес которых якобы направлен данный законопроект? Никакие законы и документы не требуются для того, чтобы в переписных бланках записать себя абхазом, как это было сделано по отношению к мегрельской национальности. В принципе, люди выразили свое личное мнение и это нормально. Ведь, определение национального самосознания – это сугубо личное, добровольное дело каждого человека, и никто не вправе принуждать кого-то к выбору той или иной национальности. Данные Переписи 2011 года по Галскому району показали, что «бывшие абхазы» не стремятся вернуться к утраченным ими этническим корням.
Данное письмо, не является обвинением в адрес депутатского корпуса. Мне представляется, что это следствие недоработки профильного Комитета. До вынесения документа на утверждение законодатели должны стремиться к всестороннему и глубокому изучению проблематики, научному обоснованию принимаемых решений, прогнозированию ожидаемых последствий. Как известно, только всесторонне взвешенный законопроект, став Законом, может способствовать укреплению государственного суверенитета Абхазии.
Выражаю надежду, что депутаты Парламента Республики Абхазия, во избежание очередных политических потрясений, не допустят принятия этого законопроекта в окончательном чтении.

С уважением и наилучшими пожеланиями,
Т. А. Ачугба
– д.и.н., профессор, член.-корр. АНА,
депутат II и III созывов Парламента РА.
г. Сухум, 16.01.2014 г.

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75