10 декабря 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Здравоохранение > Строили, строили и ничего не построили – и. о. президента пытается понять, куда ушли деньги, выделенные на здравоохранение
29.07.2014

Строили, строили и ничего не построили – и. о. президента пытается понять, куда ушли деньги, выделенные на здравоохранение

Поделиться в социальных сетях:

IMG_00811/5 бюджетных средств уходит на медицину, а граждане страны уезжают лечиться за пределы Абхазии. О том, на что уходят бюджетные ассигнования, средства комплексного плана, внебюджетных фондов и т.д. направляемые на развитие медицины, медикаментозное обеспечение и подготовку кадров – говорилось на совещании и.о. президента Валерия Бганба с руководством минздрава и главврачами государственных медицинских учреждений. Поводом для серьезного разговора с главой страны стали долги перед медучреждениями России, обслуживающими граждан Абхазии и жалобы инвалидов войны на деятельность Фонда инвалидов.
В результате более чем 3-хчасового общения у Валерия Бганба возник вполне резонный вопрос – зачем государство выделяет пятую часть собственных бюджетных средств на здравоохранение, если граждане страны не доверяют медучреждениям и предпочитают уезжать на лечение за ее пределы?
В результате достаточно жесткого разговора глава страны поручил разобраться с расходованием средств отпускаемых на медицинское обслуживание населения Генеральной прокуратуре и Контрольной палате.

Контрольная палата проверит расходование средств, выделенных на медикаментозное обеспечение

Валерий Бганба: 1 млрд. 200 млн. рублей было затрачено на медицину в 2013 году, кроме того 200 млн. на оплату медикаментов, кроме того 400 млн. на окончание тех работ ,которые проводятся в гудаутской районной больнице. Финансирование осуществлялось и другими организациями как наш внебюджетный страховой фонд, общественные организации, международные организации проводили ремонтные работы и закуп оборудования. То есть государство потратило на медицину порядка 2 млрд. рублей. Бюджетных ассигнований на медицину в 2014 году предусмотрено 600 млн. рублей, это пятая часть наших доходов – 3 млрд. собственные доходы бюджета республики. Пятая часть отпущена на медицину.
Мне хотелось бы видеть отдачу. Но пока мы не можем говорить о том, что у нас с профилактикой заболеваний лучше стало, что диагностика у нас на высшем уровне, качество лечения улучшилось. Не можем говорить о том, что есть улучшения. То недоверие, которое испытывает наше население к отечественной медицине оно осталось – ежегодно мы отправляем за пределы республики огромное количество людей, мы знаем только тех, кто проходит через республиканский бюджет – это 100 млн. в год, наверное, бюджеты на местном уровне тоже занимаются этим. Есть люди, которые ездят за счет своих средств, есть организации, которые помогают. Думаю, что пришло время посмотреть почему мы не можем лечить людей, почему люди не обращаются в наши медучреждения? Почему, несмотря на то, что 200 млн. выделяется на лекарства в больницах нет лекарств? Эти вопросы мы бы хотели рассмотреть и если мы найдем на них ответы это было бы очень хорошо.
Давайте начнем с того, почему у нас в больницах нет медикаментов, почему каждый больной вынужден бежать в аптеку за лекарствами, куда делись вот эти 200 млн., которые отпускаются на лекарства, куда делись 27 млн. рублей из Фонда инвалидов… Немного фантастическая сумма..
Зураб Маршания: Что касается обеспечения лекарственными препаратами. В следствии переговоров нашего минздрава с минздравом РФ в конце прошлого года нам была перечислена сумма 145,4 млн. рублей в рамках Комплексного плана. Но постольку-поскольку она была перечислена слишком поздно, то все эти препараты стали получаться либо в конце первого или в начале второго квартала текущего года. То, что касается обеспечением препаратами стационарных лечебных заведений. То могу сказать, что полученная сумма не была рассчитана на обеспечение стационарных лечебных учреждений. Мы этим рассчитывали заниматься в 14 году. В соответствии с этим деньги, полученные за 13 год, мы израсходовали в 14-ом, а деньги, полученные для 14 года – 73 млн. рублей, мы их заказываем из учета…
В.Б.: Я еще раз вернусь к своему вопросу, если вы не поняли Зураб Георгиевич. Вы получили деньги в декабре и лекарства закупали для 14 года
З.М.: Ну получается, что так, хотя …
В.Б.: Где эти лекарства?
З.М.: Часть из них роздана населению, часть находится в лечебных учреждениях
В.Б.: Что значит «роздана населению»?
З.М.: Основная масса этих препаратов выдается амбулаторно … Она дается пациенту, который не находится в стационаре. Для примера, чтобы было проще понятно…
В.Б.: Да, да я не специалист – проще объясните
З.М.: Ну, например, производные инсулина. Гуманитарно много лет мы получаем два наименования.
В.Б.: Не на 145 млн. я надеюсь?
З.М.: Нет, не на 145 – на нашу потребность
В.Б.: И сколько это составляет?
З.М.: Мне сейчас трудно сказать по инсулину конкретно, но можем предоставить все цифры – у нас все есть.
В.Б.: Роберт Иванович (Аршба Р.И., председатель контрольной палаты) – это бюджетные деньги, есть закон о бюджете, давайте посмотрим, куда эти деньги делись.
З.М.: По программе финансовой помощи получено и выдано за первое полугодие лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения на сумму 82 млн. 89 тысяч 774 рубля с копейками. Это получено, а выдано несколько больше исходя из тех остатков, которые имелись на складе минздрава.
В.Б.: Это для амбулаторного лечения?
З.М.: В основном да. Какие то остатки находятся в стационарных учреждениях, но в основном – да.
В.Б.: Мне эта политика не совсем понятна. Речь идет об инсулине, а что еще?
З.М.: Есть закупленные, роздан ряд препаратов для ВИЧ-инфицированных пациентов, которые мы не получаем в данный момент и которые бюджет не в состоянии осилить. Порядка 800 человек у нас официально зарегистрировано, из них на противовирусной терапии находится порядка 200 человек.
В.Б.: Получается, что по стационару, где лежат наши больные, мы ничего не даем?
З.М.: Из этого объема почти ничего.
В.Б.: А из бюджета республики, там 175 млн.?
Владимир Делба (министр финансов): 175, в том числе 145
В.Б.: Сколько на одного больного в стационаре у нас приходится?
З.М.: Я затрудняюсь назвать эту цифру точно, но я полагаю, что с учетом заработной платы и имеющихся статей это вряд ли превышает 200-300 рублей
В.Б.: Кто-нибудь из врачей, может сказать?
Главврачи: До ста рублей…

Генеральная прокуратура проверит деятельность фонда инвалидов Отчественной войны

В.Б.: А что у нас происходит с Фондом инвалидов. 27 млн. рублей для обслуживания 1 900 инвалидов, при том, что меньше половины из них обращаются за такой помощью, многие обращаются к главам районов и 27 млн. – это очень серьезная цифра. Недавно у меня была организация инвалидов – они прямо говорят, что выписываются дорогостоящие лекарства, которые инвалиду не нужны. Получается, что деньги, которые всем миром для инвалидов собираем, как будто ничейные. 27 млн. – это огромная цифра. Начиналось все при таком же обслуживании инвалидов с 2-3 млн. и рост до 27 млн. вызывает совершенно другие мысли. Что там происходит, контролирует кто-нибудь врачей, которые имеют право выписывать препараты?
З.М.: Если позволите я скажу, как работает система, которую мы создали. Три года назад было постановление кабинета министров, по которому минздраву было поручено заняться вопросом. Мы не стали изобретать колесо, а сделали тот аналог, который существует в мире – это рецептурный отпуск. Постольку-поскольку инвалиды нашей войны нуждаются в препаратах как амбулаторно, так и стационарно, то рецепты существуют практически во всех учреждениях и в поликлиниках и в стационарах. В течении трех лет количество инвалидов увеличилось на 800 человек…
В.Б.: Извините, официально министерство соцобеспечения не может дать данные о том, сколько у нас инвалидов – Калтукова не может дать эти данные. Сколько у нас инвалидов – я вообще не пойму. Что значит, что целое министерство не знает, сколько у нас инвалидов войны?
З.М.: Соответственно с увеличением инвалидов – точка выдачи была одна в городе Сухум – соответственно потом стало три – Сухум, Гудаута и Очамчира. Потребность увеличилась. Ежегодно бюджет республики пополнял бюджет Фонда и эта сумма на 14 год выросла порядка 20 млн. рублей.
В.Б.: Я еще раз повторяю – рост такой большой, а потребности инвалидов не удовлетворены, при этом выписываются лекарства, которые инвалидам совсем не нужны. Давайте на этом закончим обсуждение. Зураб Михайлович (Агмаа З.М. – и.о. генпрокурора) проверьте деятельность Фонда, потому, что он действительно вызывает очень серьезные сомнения в достоверности всех этих цифр, в применении этих средств и в том, что эта помощь доходит именно до тех людей, которым она предназначена.

Зачем нам здравоохранение
– давайте всех будеМ за пределы страны отправлять!
Дешевле обойдется

В.Б.: Полтора года в гагрской больнице стоит дорогостоящее оборудование, потому что на него не могут купить стабилизатор, который стоит 100-200 тысяч. Я сейчас, Зураб Георгиевич, этот вопрос не только вам адресую, но и главе администрации, который мог за это время найти такую сумму. Сколько он стоит?
З.М.: Дело в том, что он стоит полтора года не из-за того, что ремонт помещения не закончен. Дело в том, что в итоге получилось, что аппарат купили быстрее, чем сделали ремонт в помещении, приспособленном для этой работы. Основная длительность времени отсутствия работы заключалась именно в этом. И в итоге, как оказалось, республиканские деньги, насколько я знаю, были на это потрачены. Хотя в моем понимании ЦРБ – это районное подчинение.
В.Б.: Меня сейчас не волнует, кто виноват: глава администрации или министр здравоохранения. Меня волнует, что наши люди ездят на диагностику за пределы республики. А связь между главой администрации, министром и главврачом не здесь надо обсуждать, а в рабочем порядке и аппарат стоимостью в 4 млн. не должен простаивать . Все идет к тому, что его и не надо будет ставить – медицинское оборудование очень быстро стареет, новых технологий очень много и так получится, что через год он уже и не нужен будет и надо будет покупать что-то новое опять за большие деньги. Эти вопросы надо решать в рабочем порядке и очень быстро. Только из Фонда президента уходит за границу 36 млн. рублей в год, потому что мы за 600 тысяч не можем купить что-то. Эту ж систему надо менять – если посылать человека за пределы страны, то только с проблемами, которые мы здесь не можем решить. А мы посылаем всех! А сегодня вы сможете кого-то послать?
З.М.: Я могу вам зачитать долги
В.Б.: Долги я и так знаю
З.М.: Практически все кто выезжал не могли получить эту помощь на территории нашей страны. Я отвечаю за те слова, которые я говорю. В 14 году на лечение в РФ было отправлено 639 человек…
В.Б.: А зачем нам тогда здравоохранение – давайте всех будет за пределы страны отправлять! Дешевле обойдется. Нам не надо будет строить больницы, покупать оборудование, тратить на медикаменты огромные деньги – давайте всех посылать на лечение..
З.М.: Не доедут многие
В.Б.: Я не уверен в том, что все кого вы направляете на лечение, нуждаются в прохождении лечения за пределами республики. Проблема в том, что доверие народа на лечение внутри страны потеряно. Назвать вам причины?

Это стенограмма всего лишь фрагмент встречи медиков с главой страны. Говорилось на ней о многом – о состоянии дел в республиканской и сухумской городской больнице, о ликвидации роддома, о условиях, в которых работают медики, о долгах перед российскими больницами, о вывозе больных в Грузию…
Ощущение после встречи осталось тяжелое: конечно, все мы знаем, что в стране очень плохо, знаем о коррупции, знаем, что нет статистики. Знаем, что ни один сигмент в нашей стране не работает, знаем, что жизнь страны и народа, это то, что меньше всего волнует власть. Но, допустить, что ни у кого из специалистов нет четкого (пусть даже спорного и просто теоретического) представления о том, что надо делать, чтобы изменить систему, в которой они работают я не могла. Вариантов объяснения этого феномена я придумала только два – не верят в страну или все их устраивает.
И еще. Не скрою, что единственный вопрос, который меня преследовал во время этой встречи, обнажившей бесполезность существования очень серьезной отрасли: зачем и.о. президента нужен был публичный, в присутствии СМИ разговор в статусе исполняющего обязанности? Ведь на выборы Валерий Бганба не идет и результат от этого «разбора полетов» будет зависеть совсем не от него. И вот за это – спасибо. Возможно это самый главный смысл временной должности президента – публично, на официальном уровне обнажить проблемы нашей страны, показать, что строительство больниц – не здравоохранение, строительство школ – не образование…
Кто станет завтра главой страны неизвестно, но мы уже запомнили – и. о. президента непонятно, куда ушли деньги, выделенные на здравоохранение и он поручил генпрокуратуре и контрольной палате разобраться…

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75