19 апреля 2019 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
15.07.2013

СОГЛАСНЫ ЛИ ВЫ С ТЕМ, ЧТО В РЕСПУБЛИКЕ АБХАЗИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПАРЛАМЕНТСКО- ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ, ПРИ КОТОРОЙ ПРЕЗИДЕНТ И ДРУГИЕ ВЫСШИЕ ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА НАЗНАЧАЮТСЯ И ОСВОБОЖДАЮТСЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ ПАРЛАМЕНТОМ?

Поделиться в социальных сетях:

По существу в названии сформулирован вопрос для всенародного РЕФЕРЕНДУМА.
Актуально ли это? Давайте попробуем разобраться.
В последнее время абхазское общество один за другим сотрясают скандалы. Многие решения власти вызывают непонимание в обществе в целом, не говоря уже об оппозиции. Отказ от проекта строительства транскавказской автодороги, решение о 100%-м повышении тарифов на электроэнергию, непонятная закулисная история с несколькими крупными межгосударственными кредитами, наконец, массовая незаконная выдача абхазских паспортов гражданам Грузии в нескольких приграничных районах, накалили ситуацию до предела. Оппозиции удалось собрать несколько митингов, на которые собралось значительное количество людей. В конце концов крупный коррупционный скандал в Парламенте очень наглядно продемонстрировал всему обществу, что не все в порядке в «датском королевстве».
В чем же причина растущей конфронтации? В том ли дело, как считают некоторые, что выбрали не того президента ? Или в том, что не те депутаты ? Или мы видим лишь проявления более глубоких и системных сбоев, угрожающих основам нашего государства ?
Со времени принятия Конституции в 1994 году в Абхазии существует президентская форма правления. Она предполагает максимальную концентрацию власти в руках главы государства – президента. В мире не так уж много стран с такой формой правления, которую еще иногда называют высшей формой государственного устройства. Самая крупная из них – США. Однако там, как известно, существуют сильные независимые друг от друга ветви власти – исполнительная, законодательная и судебная, а также развитые, сильные и конкурирующие между собой партии. Эта система сдержек и противовесов вполне реальна и не декларативна. У нас же всего этого нет, и к тому же вряд ли кто-то станет оспаривать тот факт, что полномочия нашего президента значительно шире, чем у американского. Я уже не говорю о том, что есть еще и традиционное «телефонное» право и множество других возможностей, которые и не снились никакому американскому президенту.
Не только в Абхазии, но и в России президентская форма правления по сути своей в жизни общества не реализована. Даже такая могучая страна с гигантским потенциалом и ресурсами уже многие годы не может обеспечить равновесие властей и по существу при всем личном уважении к фигуре президента на практике являет собой вовсе не президентскую, а скорее авторитарную форму власти с ее “ручным управлением”, избирательностью правосудия, коррупцией, почти что “карманным” парламентом и имитацией демократии.
Что же говорить о нас. Не слишком ли мы высоко замахнулись ? Редкая европейская страна может позволить себе такую форму правления, которая ставит страну в зависимость от поведения одной личности, пусть даже очень уважаемого президента. А разве система единоличного правления и единовластие соответствуют абхазской традиции? Напротив, на всех уровнях народного самоуправления всегда господствующим был принцип коллегиального принятия важнейших решений, пусть даже под влиянием того или иного признанного лидера. Даже абхазские владетельные князья не имели и малой части президентских полномочий. Наконец, наша новейшая история, наш собственный опыт независимого развития говорит о том, что президентская форма правления в Абхазии не приживается. Опыт правления уже трех наших президентов показывает, что сколь бы авторитетен и уважаем ни был президент, он не может один управиться со всеми вопросами и вокруг него быстро вырастает бюрократическая машина, которая живет по своим собственным законам. У нас есть уже опыт трех президентов, разве этого не достаточно? Что, кто-то столь наивен и думает, что четвертый будет лучше и что-то сможет изменить? Вряд ли.
Вспомним, в каких условиях и почему была принята Конституция 1994 года. Война в Абхазии закончилась в сентябре 1993 года одновременно с гражданским конфликтом в России. Наше здание Совмина в Сухуме горело почти одновременно с Белым домом в Москве. Президент Ельцин распустил Верховный Совет, и впоследствии была принята новая Конституция России, закрепившая за президентом широкие полномочия. Вскоре почти во всех российских республиках начался так называемый “парад суверенитетов” и почти повсеместно появились свои новые республиканские президенты. Напомню, что и в Грузии тогда существовала президентская форма правления. Б. Ельцин не противился этому процессу, напротив, он понимал, что легче управлять республиками по линии исполнительной вертикали через одного человека, президента с широкими полномочиями, чем иметь дело с местными парламентами, которые значительно труднее заставить принять нужное решение.
В Абхазии в это время действовала уже явно устаревшая Конституция ССР Абхазии 1925 года. В этих условиях Владислав Ардзинба предпочел президентскую форму правления с максимальными полномочиями высшего должностного лица. Тут надо вспомнить о том, что в то время В.Г. Ардзинба уже фактически обладал такими полномочиями. Во время войны парламент передал ему значительную часть полномочий как Верховному главнокомандующему и Председателю Государственного комитета обороны. Эти полномочия сохранялись и в послевоенное время. Такова была обстановка. Еще продолжались локальные боевые действия в Кодорском ущелье и Галском районе. Напомню, что соглашение о прекращении огня и разведении войск было подписано только в мае 1994 г. Президентская форма правления в то время казалась самой естественной и логически вытекающей из обстановки. В Абхазии был сильный лидер, победивший в тяжелейшей войне, вполне законно получивший от парламента широкие полномочия, пользовавшийся безусловной и безграничной поддержкой народа. Военно-политическая обстановка продолжала оставаться напряженной. Большинство стран на пространстве СНГ принимало президентскую форму правления.
И тем не менее уже тогда у многих депутатов первого парламента были серьезные сомнения и обоснованные опасения, прежде всего за будущее. Ведь конституция принимается не на несколько лет и не под конкретного человека. Ведь президенту по конституции даются практически самодержавные полномочия. Сможет ли один человек, пусть даже самый авторитетный и популярный, правильно и согласованно решать все вопросы. Что может произойти в будущем? Всегда ли нам будет так везти с руководителями? Будет ли у них такая поддержка народа, которой пользовался в то время В.Г. Ардзинба? Не произойдет ли постепенное перерождение абхазского государства в авторитарное или даже тираническое? Но в конечном итоге, несмотря на некоторые трения, все депутаты поддержали принятие новой конституции. И вот почему. Это была первая конституция независимой Абхазии и важен был сам факт ее принятия. Президентом должен был стать Владислав Ардзинба, к тому времени популярный уже не только в Абхазии, но и далеко за ее пределами. За парламентом сохранялись важные полномочия, а именно : контроль над бюджетом, Национальным банком, Генеральной прокуратурой, возможность принятия законов и преодоления президентского вето конституционным большинством голосов.
Однако жизнь оказалась значительно сложнее и запутаннее. Исполнительная власть, оказавшись практически бесконтрольной, стала подминать под себя другие ветви власти и становилась все более нетерпимой к какой-либо критике. Надо признать, что началось это практически сразу после принятия конституции и со временем проявлялось все больше и больше. Дело вовсе не в личности того или иного президента. Сама конституционная система создавала видимость того, что быстрые единоличные решения являются самыми эффективными, простыми и удобными. Бесконтрольная исполнительная власть сама стала превращаться в обыкновенную бюрократическую машину. Всем постепенно стало ясно, что нет и не будет справедливого суда, никакого местного самоуправления, что парламент не в состоянии контролировать бюджет или подчинить себе Национальный банк и Генеральную прокуратуру. Надо признать, что это наступление и без того сильной исполнительной власти во все сферы жизни общества и превращение ее в авторитарно-бюрократическую было заложено в Конституции. Все три наших президента, люди безусловно уважаемые и честно выигравшие в свое время выборы, волею народа пришедшие к власти, не смогли, да и не могли преодолеть негативные тенденции, изначально заложенные в нашей конституции. Каждый гражданин Абхазии это знает или ощущает, более того, нет никаких гарантий того, что дальше не станет еще хуже. Эту опасность, заложенную в нашей Конституции, предвидел видный абхазский общественный деятель и депутат первого парламента Зураб Ачба, писавший почти 15 лет назад: “Самодовлеющая исполнительная вертикаль, закрепленная в Конституции, в жизни реализуется как безраздельная и бесконтрольная власть бюрократии…Главная опасность самодержавных президентских полномочий таится в будущем. Если к власти удастся прорваться властолюбивому и корыстолюбивому уроду, он сможет, ни на волос не выходя за рамки очерченных полномочий, сколь угодно злоупотреблять властью, эксплуатируя и грабя народ”. Не дай бог!
Но давайте спросим себя. Разве мы не видим в нашем прошлом и настоящем элементы самодержавного правления? Разве не понятно, что каков бы ни был действующий или будущий президент, сама система не позволит ему развивать страну по демократическому пути? Разве есть у кого либо сомнения в том, что смена президента сама по себе ничего не меняет?
Большая часть известных политических деятелей Абхазии в разное время и в той или иной форме высказывались в пользу перераспределения полномочий от президента к парламенту. Однако само по себе такое частичное перераспределение ни к чему не приведет. Представим себе, что наш президент вдруг решил бы так сказать “отрастить” законодательную и судебную ветви власти, самостоятельно передав им значительную часть властных полномочий. Что произойдет в таком случае? Да в том то и дело, что ничего хорошего! Наш парламент, уже наполовину превращенный в элемент бюрократической машины, получив больше полномочий и реальной власти, превратится в место постоянных разборок и дележа всего того, что еще относится к народной собственности. Депутатское кресло у нас уже называют “социальным лифтом”, через который можно прорваться в верхние слои бюрократии. Возросший “конкурс” на депутатское место имеет, к сожалению, такую природу. Поэтому лучшие представители депутатского корпуса все чаще оказываются в явном меньшинстве. Наши суды, едва выйдя из советской административной системы, попали в новую бюрократическую машину. Они не могут быть самостоятельными и справедливыми, потому что сами не защищены и не могут защитить других, экономически зависимы и не имеют собственных институтов внутри судейского сообщества. Простая попытка президента перераспределить полномочия в рамках действующей Конституции или с чисто косметическими ее изменениями приведет к хаосу, вакууму власти и полной дезорганизации управления, за которой последует обратная реакция в виде еще большей бюрократизации “по требованию народа”.
В абхазском обществе зреет понимание того, что нужны реформы, новые стимулы для развития. Но прежде всего нам необходимо разобраться в том, можем ли мы и дальше жить по основному закону – Конституции 1994 года. По моему глубокому убеждению, с такой Конституцией дальше жить нельзя. В обществе уже многие годы нарастает конфронтация, растет недовольство населения, имущественное расслоение достигло огромных размеров. Народная власть на наших глазах трансформируется в бюрократическую и движется в направлении, откуда она уже в недалеком будущем сможет вообще проигнорировать этот самый народ как источник власти. Лучшие люди Абхазии не имеют возможности самореализации в наших властных органах и не видят, что они могут принести пользу обществу и стране. Однако задача политической элиты общества как раз в том и состоит, чтобы в нужное время показать народу правильный вектор развития, найти конституционные методы разрешения существующих противоречий и проблем. Власть не должна обольщаться : ситуация действительно тревожная и взрывоопасная. И дело здесь не в оппозиции и митингах. Недовольство существующим положением дел, на самом деле существующее в широких слоях общества, не выливается пока еще в массовые протесты на улицах, потому что все понимают, что простая замена одной команды на другую без глубоких конституционных реформ ничего не даст.
Каким же должен быть правильный, конституционный, нереволюционный путь разрешения противоречий и развития ? Народ согласно нашей Конституции является источником власти и имеет право на свободное волеизъявление через референдум. Согласно действующему Закону “О всенародном голосовании (референдуме)”, принятому 17 февраля 1996 года, инициатива в проведении референдума принадлежит Президенту, Парламенту, Верховному Суду, а также гражданам Республики Абхазия, собравшим через Инициативную группу не менее 10000 подписей. Я больше всего надеюсь именно на такую Инициативную группу. Вопрос референдума по сути сформулирован в названии. Если такой референдум даст положительный результат, то можно будет в короткие сроки внести изменения в Конституцию и целый ряд законов и назначить выборы уже в новый парламент с новыми полномочиями, который изберет из своего состава главу государства – Президента.
В результате мы получил сбалансированную систему власти, взаимоконтроля, взвешенности и учета всех интересов при принятии решений. После этого появится возможность поэтапного укрепления судебной власти. Парламентско-президентская форма правления больше соответствует реалиям общественной жизни в Абхазии, ее традициям и собственному опыту парламентаризма. Народ через своих представителей в парламенте получит возможность контролировать исполнительную власть на всех уровнях, а депутаты получат реальную власть и будут нести реальную ответственность. Президент, как глава государства, сможет сформировать свою команду под контролем парламента, и будет обладать достаточными полномочиями для выполнения своих обязанностей.
Референдум позволит обеспечить плавный переход к новой форме правления и государственного устройства. Действующий Президент, парламентарии, оппозиционеры, партии и движения – все могут стать участниками предвыборного процесса и нового государственного строительства. Путь в новые властные структуры не должен быть закрыт ни для одного гражданина страны. Было бы неплохо отменить некоторые цензы и увеличить возрастной ценз для Президента до 70-ти лет.
Безусловно, проект такой реформы власти, а тем более референдум, вызовут широкую общественную дискуссию в экспертном сообществе, в среде политиков, чиновников, журналистов, среди политически активных граждан. Ведь речь по существу идет о судьбе страны, нашей Родины.

ДАУР БАРГАНДЖИЯ
Депутат первого
Парламента Абхазии
1991-1996 гг.

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75

Погода


Объявления

Сдается однокомн. кв-ра в районе Келасур рядом с пляжем.

Тел. +7 (940) 927-95-42

Продам или обменяю 2-х ком. кв-ру, 3 эт., по ул. Семерджиева. Довоенная собственность, без ремонта, с пласт. окнами, дверью.

Тел.: +7 (940) 777-38-93

ПРОДАЕТСЯ двухкомнатная квартира в городе Сухум по ул. Семерджиева 138 (Кинопрокат) 58 кв.м. Не трофейная. Цена 750 тыс. рублей. Торг уместен.
+7 (940) 9271592

Сдается в аренду в г. Сухум помещение под склад с сигнализацией 200 кв.м. и помещение под магазин с хорошим ремонтом 180 кв.м. справки по тел: 9117555 : 7177555.

В Сухуме, в пляжной зоне в 3-х минутах ходьбы от моря в районе Синопа сдается благоустроенная квартира-студия с ремонтом со всеми удобствами. Квартира расположена на втором этаже. Две кровати (плюс дополнительное место), кондиционер, холодильник, кухонная плита, горячая вода, телевизор и красивый вид из окна). Абхазия, Сухум. Тел.: + 7 940 921 98 07, e-mail:oliadzonua@mail.ru. Смотреть фотографии.

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook


Мы в Одноклассниках