10 декабря 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Общество и власть > Правительство подписало хитрый и запутанный документ
01.04.2014

Правительство подписало хитрый и запутанный документ

Поделиться в социальных сетях:

загруженное21 марта, на встрече с членами политсовета «Амцахара», представители власти заявили, что все проблемы в области разработки и добычи нефти и других недр РА, будут делаться открыто, честно, с учетом интересов государства, а значит и всех граждан Абхазии.

Иное впечатление создается у меня, когда я читаю документы, подписанные членами правительства Абхазии с российскими кампаниями. Примером может послужить, подписанное 26 мая 2009 года Соглашение «О сотрудничестве между министерством экономики РА и открытым акционерным обществом НК «Роснефть». В статье 5 Соглашения сказано «Стороны обязуются обеспечить соблюдение конфиденциальности в отношении любых сведений, касающихся настоящего Соглашения, а также в отношении предоставленных друг другу, приобретенных или ставших им известными в ходе реализации настоящего Соглашения или переданных в связи с ним любых документов, информации, знаний, опыта и иных технических и коммерческих сведений. Далее – «Конфиденциальная информация». Конфиденциальная информация должна храниться сторонами таким образом, чтобы исключить возможность ее разглашения и/или утраты».
Можно ли при наличии этого положения утверждать, что представители власти искренне и честно говорят о том, что происходит в этой области? Поэтому и возникает вопрос «От кого должны скрываться эти сведения»? Лица, которые заинтересованные, и имеют непосредственное отношение к этим проблемам – конкуренты, представители других государств или кто-либо другой заинтересованный в получении информации могут получить ее. А скрыто это будет от населения, от избирателей – тех, кто не имеют непосредственного отношения к этому делу.
Сомнения возникают и при чтении «Соглашения о сотрудничестве в области развития и добычи углеводородов на территории РА, между правительствами РА и ООО Независимой нефтяной компанией». от 4 декабря 2013 г. В этом документе имеется много непонятных положений. Оно составлено очень хитро и путано. Простому человеку, не имеющему профессиональных знаний, очень трудно разобраться, о чем идет речь в документе.
Практически невозможно дать ему правовую оценку потому, что в нем содержатся положения различных форм взаимоотношений сторон подписавших это Соглашение. Скажу об этом более подробно.
Первое. В нем есть положения, которые можно отнести к предварительному соглашению, что-то вроде протокола о намерениях.
Второе. В нем есть положения, свойственные концессионному соглашению.
Третье. В соглашении содержатся обязательства и гарантии правительства Абхазии по способствованию его реализации, а так же гарантии правительства.
Четвертое. Правительство при подписании этого соглашения вышло за пределы своих полномочий, взяв на себя функции президента и парламента. Так, статья 4.8 «С момента подписания настоящего Соглашения, правительство приступит к разработке и инициированию принятия законодательных актов Республики Абхазия, позволяющих стабилизировать экономический режим (включая режим налогов и иных обязательных платежей, а также режим реализации продукции, экспорта, импорта и других элементов экономического режима) обеспечивающий благоприятные экономические условия на период обработки месторождений. При разработке указанных законодательных актов правительство будет учитывать предложения и замечания, поступающие со стороны ННК».
Надо сразу сказать, что в исполнительной власти правом законодательной инициативы обладает только президент. Если же возникнет вопрос необходимости изменения законов, то этим правом обладает только парламент. Насколько мне известно – это соглашение, до его подписания с парламентом не согласовывалось. Возникает вопрос: а что произойдёт, если президент и парламент не согласятся с подписанным соглашением, кто и в каком объеме будет нести ответственность за вложенные средства?
На мои взгляд, это сделано для того, чтобы этот документ не был предан публичной огласке, публичным обсуждениям и во избежание ратификации. Как известно, в законе о международных договорах сказано, что те соглашения, которые могут повлечь за собой изменение законодательства и иных нормативных актов подлежат обязательной ратификации.
Представители власти на встрече с членами политсовета ПП «Амцахара» убеждали, что соглашение от 4 декабря 2013 года не содержит положений, обязующих его реализацию, в то время как в нем записаны обязательства по выполнению всех видов работ – разведке, разработке, добычи и реализация нефти. Представители власти пытались доказать, что проводимые работы по соглашениям 2013 года фактически являются благотворительной акцией – безвозмездным оказанием помощи Республике Абхазия. Очень сомнительно, что коммерческие структуры будут делать многомиллионные денежные вложения, не известно во что, не имея перспективы получения прибыли или хотя бы возврата понесенных затрат.
Если давать оценку подписанным документам в целом, то они носят характер фактически завершенных соглашений подлежащих реализации по всем пунктам. По крайней мере, в нем не прописаны четко последствия возможного отказа абхазской стороны от их реализации, не говорены условия отказа и правовые последствия.
Правда в соглашении от 4.12 13 года есть пункт, который говорит о том, что можно какие-то вопросы оспаривать. Но и это тоже очень интересно записано. Статья 6 гласит: «В случае невозможности разрешения споров путем переговоров споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего Соглашения или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом». Опять не ясность. Если все будет происходить в Абхазии, и регулироваться абхазским законадательством, то почему споры должны расматриваться в Москве. При том, что рассмотрение споров российским арбитражным судом, повлечет за собой дополнительне правовые сложности( выбор между абхазским и российским законадательством, устранение возможных противоречии между ними и т.д.)
Теперь, еще один непонятный вопрос – что создается в Абхазии? В статье 2 говориться :«Оператором проекта будет специально созданное российское общество с ограниченной ответственностью «Апсны-Ойл» и его филиал (или дочернее общество) в Республике Абхазия (далее – «Компания»)». Непонятно для чего, для реализации одного проекта создавать две структуры, и где они будут функционировать, в Абхазии, в России? Почему не одна структура?
Выше я указывал, что соглашение содержит и элементы концессии, тогда должно быть сказано, что от этого получит Абхазия? Было бы правильно подписать концессионное соглашение, и в нем расписать, где это разрабатывается, какие суммы будут выплачиваться.
Если эти соглашения преследуют благотворительные цели, то надо было делать по-другому. Необходимо было подписать Соглашение о сотрудничестве в области разведки и проведении изыскательских работ. И после их проведения можно было бы решать вопрос о добыче нефти. Для того, чтобы стимулировать организацию, которая проводит разведку, можно было записать в Соглашении о ее преимущественном праве на разработку и реализацию нефти. Тогда бы это было концессионное соглашение, в котором должны были быть отражены все пункты необходимые для такого рода договоров. Кроме того для проведения всех видов работ связанных с изысканиями, разведкой, добычей и транспортировкой нефти необходимы соответствующие экологические экспертные заключения, а не общие рассуждения представителей экологической службы.
Трудно поверить, что стороны заключившие соглашение о проведении изыскательских работ и разведки не имеют информации о наличии углеводородов на абхазском участке шельфа черного моря. В Советское время такого рода изыскательские работы уже проводились и материалы о них, должны находится в министерстве природных ресурсов РФ. В 1997 году материалы этих исследований были переданы в Абхазии, их как-то озвучивал первый президент Ардзинба. Где они находятся в настоящее время мне неизвестно, но тот факт, что в картах, приложенных к обоим соглашениям 2013 года четко указаны конкретные участки проведения исследовательских работ свидетельствует, что такие данные имеются. Если бы такого рода сведениями стороны подписавшие Соглашение не располагали, то речь бы шла о сплошном исследовании на территории Абхазии.
И еще одно обстоятельство. Документ подписан от имени правительства Абхазии. Хотя Постановления Кабинета Министров дающее право на его подписание не существует. Без такого Постановления премьер-министр был не вправе его подписывать.
Из этого можно предположить, что авторы этого документа , пытались скрыть реальную его суть, и возможную невыгодность для государства.
Анри Джергения

“НГ” №12.

01.04.2014

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75