19 июля 2019 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
08.10.2013

ПОДЛИННОЙ ИСТОРИЕЙ НУЖНО ДЕЛИТЬСЯ

Поделиться в социальных сетях:

Последнее интервью Ольги Дубинской

2 октября 2012 года Абхазия простилась с Ольгой Дубинской, автором фильма «Страсти по Владиславу»

Дубинская

“Совершая свои великие дела, помните, что часто не они станут причиной вашей вечной жизни, а любовь тех малых, которых вы не замечали при жизни. Но на восторге и тихой молитве которых весь ваш успех и строился. Вознося горделиво свою голову, помните, что не ваша гордость – тому причина, а тихая благодарность тех, кто вас слушал и слышал. Только их тихой любви и заботе не страшны ни злоба, ни зависть, ни слухи, ни даже величайшее равнодушие… Ибо только Она, Любовь, простит все, и будет даже тогда, когда памяти не останется, ибо она не стирается, и не тратит силы на то, чтобы остаться хоть где-то. Она рождает саму себя и в себе самой – награда и цель.”

Фильм Ольги Дубинской «Страсти по Владиславу» был первой ласточкой, которая познакомила российского зрителя с загадочной Абхазией. Первый российский фильм о Первом президенте Абхазии. Это был дебют Ольги Дубинской как режиссера. Очень яркий. Она уже приступила к съемкам своего второго фильма о детях, погибших на войне, – о жертве, которую принесли они сами, их матери и в конечном итоге – их земля.
15 лет пропаганды культуры. 15 лет защиты и поддержки тех, кто действительно нуждался в поддержке, особенно среди деятелей искусства и культуры. С 1998 года Ольга создала Центр содействия культуре Кавказа. Являлась членом Координационного Совета по культуре и искусству Ассоциаций “Юг России” и “Северный Кавказ”, став единственным не чиновником в этой правительственной организации.
Главной ее задачей был прорыв информационной блокады, уничтожение стереотипов восприятия народов Кавказа в глазах российского обывателя. Благодаря ей, Европа впервые рукоплескала абхазскому чуду – как назвали журналисты постановки абхазского театра им. Самсона Чанба.
Все, что касалось «настоящего, подлинного» было предметом ее искреннего увлечения и пристального художественного интереса.
– Выступив в фильме «Страсти по Владиславу» в качестве продюсера и режиссера, Вы открыли себя совершенно в другой профессии. Что Вас побудило к этому?
Ольга Дубинская. Не совсем так. Второе образование у меня продюсерское. А вот как кинорежиссер я, действительно, дебютировала в этом фильме. Однако я выросла в кинематографической семье, поэтому многие вещи, касающиеся профессии, для меня не стали открытием.
А то, что нас побудило к созданию фильма, себя оправдало. Побудило именно то, что фильм нужен. Это была идея, время которой пришло… Я не могу не поблагодарить всех зрителей, за тот благодарный прием, который был оказан нашей работе. Мы получили подтверждение, что фильм нужен! Нужен российскому зрителю, чтобы понять, что происходило в недавнем времени в Абхазии. Нужен европейцам, чтобы они просто понимали, как сложна бывает правда, и как страшно, когда ее искажают. Нужен, наконец, абхазскому народу, может быть, не столько потому, чтобы не забыть основателя нашей государственности, а, прежде всего, чтобы не забыть себя… Не забыть, что было пережито вместе всеми нами. Ведь по сути, ни в Европе, ни в России до сих пор нет ни одного фильма, который бы честно рассказывал, что произошло в Абхазии – в 1992-93 годах.
– Осенью прошлого года Ваш фильм стал лауреатом Гран-При международного фестиваля «Страна Души», который организовал Союз Кинематографистов РФ …
О.Д. Честно говоря, я этого совсем не ожидала. Гран-При явился для меня большим сюрпризом. Думала, покажут фильм в общей программе фестиваля, просто для того, чтобы еще какая-то часть публики его увидела, а мы смогли бы достучаться еще до чьих-то сердец. Как говорит Светлана Ирадионовна Джергения, «фильм лучше показывать больше, чем меньше»… И мы придерживаемся этого же мнения. Я очень рада, что фестивальное жюри приняло наш труд, столь высоко оценив его.
Огромный хроникальный материал, который хранится в Абхазии, послужил основой для 53 минут экранного времени. Насколько возможно, насколько было для нас доступно, мы пересмотрели этот материал, отобрали необходимое. Были вещи, от которых было очень тяжело отказываться, но приходилось…
– Расскажите, пожалуйста, как шла работа над фильмом, с какими трудностями приходилось сталкиваться? В чем был риск вашего предприятия?
О.Д. Смотря, что называть риском… В моем представлении риск был один, точнее, страх, что нас не примут. По сей день, где-то гуляет досужее мнение, мол, «что они могут знать про нашего Владислава? приехали, денег срубили и всё »… Наше глубокое убеждение, что это абсолютно не тот случай, когда можно «рубить деньги»! Это кощунство!
Для тех кто так мог подумать, я скажу открыто: мы начали работу над фильмом за полгода до того, как получили подтверждение его финансирования. 4 марта 2010 года, находясь в Москве, я узнала о том, что не стало Владислава Григорьевича, 6 марта я уже знала, что мы обязательно будем делать эту картину, что откладывать больше нельзя. Надо вернуть Владислава Григорьевича. Мое душевное ощущение этого фильма таково – надо, чтобы Владислав Григорьевич ожил в этом фильме, ожил! И был риск, точнее страх: а вдруг не получится?! До того заявка на фильм, написанная вместе с Дмитрием Минчёнком, еще при жизни нашего героя, полтора года лежала в студии Ларисы Кривцовой. Заявка нашла отклик у Ларисы, но не находила отклика у тех, кто мог бы её профинансировать. И надо сказать, что в отличие от прочих проектов, сама работа над фильмом началась не с поиска финансирования, а с поиска союзников. К тому времени нам уже помогало Посольство Абхазии в России – Игорь Муратович Ахба и Татьяна Георгиевна Гулиа.
В своем рассказе я просто иду по хронологии. В марте же мы отдали эту заявку в кинокомпанию «Лекс фильм», её генеральный продюсер Александр Жуков выразил готовность идти с нами в дело. А в начале апреля состоялся разговор с Гурамом Артёмовичем Амкуаб, прежним руководителем Абхазской Гостелерадиокомпании и он согласился нам помогать. Он сказал: «Фильм нужен, я готов помогать». Надо сказать, что при помощи АГТРК мы смогли начать работу над фильмом уже в конце апреля. На добром отношении к нам предоставила всё, что было нужно для начала работы: хорошего оператора, камеру, кассеты, транспорт, доступ к хроникальным материалам. Мы работали над интервью, натурными съемками… Мы просто шли вперёд! И вот, о чем думали: он – наш герой – говорил: «Мы победим!» – и это произошло. Значит, и мы победим! Владиславу никто не обещал, что Абхазию признают, но он упорно к этому шёл сам и вёл народ. И это произошло! Вот и нам никто ничего не обещал, мы просто шли вперёд.
Судьба, работа над этим фильмом свела нас с супругой Первого Президента Абхазии – Светланой Ирадионовной Джергения. Я очень волновалась перед встречей. Как она воспримет нас с нашей идеей, которая уже почти на четверть была реализована. К тому времени было снято уже более половины «синхронов». Но более всего было важно, чтобы Светлана Ирадионовна нам поверила, – что мы сможем воплотить образ Владислава Григорьевича в этой картине. Светлана Ирадионовна нам поверила! По ходатайству Фонда Первого Президента Абхазии, Правительство Республики выделило финансирование. Это произошло осенью 10 года. Благодаря этому мы смогли закончить фильм. Благодаря абхазскому телевидению смогли начать, благодаря абхазскому правительству – смогли закончить. Но дело не только в этом, Светлана Ирадионовна с нами была и есть всегда и во всём, что касается нашего общего дела.
Нам помогала вся Абхазия. В процессе работы мы не знали отказа почти ни от кого. К нам присоединился ещё один оператор Давид Авидзба, помог руководитель независимой телеканала Абаза-ТВ Руслан Хашиг также в предоставлении хроники. Неоценимую помощь оказали Тали Джапуа и Аслан Кобахия. Тали разрешила нам воспользоваться своим уникальным съёмочным материалом, сделанным ею во время войны на бытовую видеокамеру. Эти съёмки на всех производят сильнейшее впечатление. Там нет «голливудских» взрывов и морей крови. Мы видим просто людей на войне. Но сильнее этого трудно что-либо представить.
А уж, с какой искренностью и охотой люди рассказывали нам о Владиславе, я всегда буду помнить! Во многом, благодаря нашим собеседникам, нам удалось выполнить главную задачу, реализовать свое душевное ощущение картины: мы хотели, чтобы наш герой вернулся, ожил в фильме. И тут ещё одна удача! С нами согласился работать – озвучить неопубликованные мемуары Владислава Григорьевича – народный артист России Георгий Тараторкин. Он посчитал это долгом чести, еще раз утвердив нас в мысли, что фильм нужен не только нам. Однажды, после премьеры в Филармонии, здесь на берегу я встретила человека, очень близкого к первому Президенту, который мне сказал: час стоя смотрел, как будто этот час с ним разговаривал! А потому, всё, что казалось риском, было оправдано. Рисковали все, но, как говорится, Всевышний на нас хорошо посмотрел.
– У вас получился фильм не только о судьбе Человека, нашего национального лидера. Фильм, по сути, о судьбе абхазского народа. Вы рассказываете многие вещи, которые влияют на понимание Абхазии теми людьми, которые будут смотреть фильм в других странах…
О.Д. Я уже давно думаю о том, насколько необходимо формирование правильного имиджа каждой кавказской республики и Абхазии в частности. Это важно было всегда, и сейчас необходимость всё возрастает. Одним из существеннейших факторов в этом деле является продвижение подлинной информации об истории и культуре Абхазии – то, чем мы и пытаемся заниматься. Это, вы правы, также имеет отношение и к фильму.
Когда Владислав Григорьевич выступал на I съезде народных депутатов, он говорил о том, о чем никто до него не осмеливался говорить. Собственно, о тех перипетиях, которые пришлось пережить абхазскому народу на протяжении своей истории. Причем, замечу, это был 1989 год, то есть ещё до войны! Именно в дальнейшем распространении такого рода информации и нуждается Абхазия. Но надо сделать так, чтобы мир поверил абхазам! Поверил, что это, действительно было, что это есть правда! Потому что, как вы понимаете, оппонентов достаточно много. Да и немалая часть русских людей, преимущественно интеллигенция, по старой доброй традиции склонна верить и сопереживать Грузии. Не говоря уже об отношении западных стран к этому вопросу. Просто, сколько бы шагов ни предпринималось по преодолению информационного барьера, их всё равно оказывается мало. Еще очень сильны в международном общественном сознании насаженные стереотипы.
– Почему, как Вы думаете?
О.Д. Я предполагаю, что корень этого кроется в абхазском национальном менталитете. Ведь испокон веку абхазы были суровые, мужественные, терпеливые, скромные люди. Даже в национальной одежде не было кричащих цветов, не было блеска, насколько я знаю. Но, когда дело касается информации, к этому надо подходить достаточно обдуманно: в какой краске, в какой момент, какую информацию и кому подавать. Ведь ей Богу, информация, допустим, о мартовском наступлении окрашена не только в белый цвет того снега, который неожиданно выпал в субтропиках, в марте – словно знамение чего-то… Этот снег окрашен в Красный. Кровью наших бойцов, и черным – безутешным, многолетним горем их матерей. Об этом нужно говорить больше и как ни странно – пронзительнее. Потому что слова «погибли за родину» – к ужасу – стали уже шаблоном. Нужно вернуть боль, заложенную в этих словах. Об этом почему-то предпочитается говорить преимущественно внутри Абхазии, полагая, вероятно, что за её пределами этого знать не обязательно. Конечно, не стоит раздирать щёки в кровь, как делают наши оппоненты, но подлинной историей надо делиться.
Дело в том, что грузино-абхазская война 92-93 годов не случайно называется Отечественной войной народа Абхазии. В фильме, который мы сделали, и наше отношение к этой войне, такое же как к Великой Отечественной. Боль трагедии определяют не цифры. Не там больнее – где больше. Не величина СССР определяла степень величия войны с фашизмом. Правое дело – вот что определяло. Для любой матери – смерть ее сына – это конец всей вселенной вообще, по обе стороны баррикад. Война СССР с фашизмом названа великой не по величине территорий, охваченной огнем. Абхазия – не велика, но это не значит, что смерть более 2 тысяч ее сыновей, бойцов, несколько тысяч мирных жителей, пропавших без вести – это не великая потеря для Абхазии. Ее война тоже – великая. Обретенная ценою таких жертв, Свобода есть Великая Победа! Можно сравнить цифры: в 41-м году СССР насчитывал порядка 200 миллионов населения, по официальным данным погибло 20 миллионов человек – это 10 %. К 92-му году в Абхазии насчитывалось 97 тысяч абхазов (помните, Каркарашвили грозился всех уничтожить?). Получается, потери в войне составили примерно 5-6 % генофонда, может, и более. Для маленькой Абхазии это очень много!
Я понимаю, что стремление наших восточных оппонентов склонить весь мир к жалости к себе и состраданию, – что, безусловно, является характерной чертой их национального менталитета, – противоречит менталитету абхазскому. Поэтому абхазы, которым абсолютно не свойственно жаловаться, рассказывают миру о Победе, но не рассказывают об испытаниях. Отсюда и проистекает ложность восприятия истории в мировом общественном сознании. Дескать, «кровожадные, дикие сепаратисты-абхазцы с помощью чеченских боевиков выгнали большую часть несчастного неабхазского населения с родных, насиженных мест». Вот вам, пожалуйста, и стереотип! Причем достаточно живучий! За этим стереотипом стоит множество других шаблонов и штампов. Есть много весьма эффективных способов ломания стереотипов. Главное, желание и усердие в этом деле!
Думаю, что имеет смысл знать об этой войне как можно больше правды. Военная тема для россиян родная «от велика до мала» – даже самый младший школьник уже приобщен к знаниям о Великой Отечественной. Наши оппоненты в своих спекуляциях ориентируются на природную способность русского характера к состраданию. Пришло время заговорить и абхазам. Это не будет спекуляцией – скорее, разговор по душам. И нельзя забывать, сколько русских пострадало здесь в эти страшные 92-93 годы! Об этом также можно и нужно говорить. Нашим фильмом мы попытались сделать шаг в этом направлении. Надеемся, что он всё-таки будет показан в России по телевидению, его приняли на двух каналах. Этим фильмом мы постарались пробиться не только к сознанию людей, но к сердцам, к душам. Теперь мы знаем, что человек, выходящий из зрительного зала, уходит не пустым. Доказательством тому все показы, которые состоялись до сего дня. В Пицунде на фестивале «Апсны – Страна Души» русская отдыхающая, первый раз приехавшая в Абхазию, после просмотра не могла говорить, её душили слёзы. Были ещё подобные реакции. В Доме национальностей в Москве к нам подходили русскоговорящие испанцы, немцы, рассказывали о своих переживаниях. Так же было и в Доме кино Союза кинематографистов России. С нашей стороны это был просветительский шаг.
– Вы считаете свою деятельность просветительской? Многие это начинали здесь, а потом исчезали…
О.Д.То, что касается продвижения интересно поданной информации об Абхазии, её истории, культуре, разного рода особенностях, это и есть просвещение. Сейчас есть все предпосылки и благоприятствующие обстоятельства для информационной открытости. Время таково, что приходится и Абхазии задумываться о том, как себя подать, вопреки устоявшимся стереотипам. Имидж – это не маска. Многое зависит и от того, что происходит внутри, кто и как себя ведёт. Не скрою, есть факторы, которые настораживают… Это же очевидно: что гость встретит здесь, о том он и расскажет у себя на родине.
Вы говорите, мол, кто-то начинал и исчезал… а вот, значит, мы не исчезли… Да, уже 12 лет… А как отсюда можно исчезнуть? Мне очень понравилось, как недавно в своем интервью Фазиль Искандер сказал: «Абхазия – это Родина Родины». Надеюсь, что для каждого абхаза так и есть. Когда мы только начинали свою деятельность по просвещению – просто по-другому это и не назовёшь, – мы хотели донести до наших читателей, зрителей, что Абхазия исключительно чиста: чиста природа, чист народ, чисты помыслы, чисты поступки. Это было тогда, в первые годы после частичной отмены блокады, когда в Абхазии ещё было неблагополучно. Сейчас, когда благополучие не за горами, мне кажется, имеет смысл освежить память. Я понимаю, что нельзя все время напоминать нашему народу об испытаниях, но сейчас растет новое поколение. Мне кажется оно должно знать, через что прошли их отцы, деды, матери. Когда в Абхазии было не очень благополучно, мы говорили о хорошем. Сейчас, когда благополучие не за горами, мне кажется нужно освежить память.
– Будете ли вы продолжать и в дальнейшем работать в этом направлении?
О.Д. Наверно, ещё рано рассказывать… Нами задумала четверка фильмов, такая «квадрига»: «Царь», «Князь», «Комиссар», «Президент». «Президента» вы уже видели. Это фильм о Владиславе Григорьевиче Ардзинба «Страсти по Владиславу». Теперь на подходе «Комиссар», посвященный личности легендарного наркома Нестора Лакоба. Мы находимся на подготовительном этапе этого фильма – решили пойти в обратном порядке исполнения замыслов, как бы вглубь истории Абхазии.
Нестор был, что называется, «со своей ношей человек». Многих волнует противоречивая, загадочная до сих пор, история его гибели. Абхазский народ любит легенды. Любит все мифологизировать. А что если в случае с Нестором – миф стал фактом. Его смерть в доме Берии, от рук Берия – это некий факт, давно превратившийся в легенду, оспариваемую другими фактами, или, если хотите, новым мифом. По крайней мере, мы пытались взглянуть на историю его смерти под таким углом. Всегда есть что-то, что остается за рамками пытливых исторических взглядов. Кусочек правды, прозрение, которое до этого ускользало.
Естественно, что мы находимся в начале пути. Правда, уже сейчас нами найдено весьма солидное количество уникального киноматериала, связанного с Нестором. Ну и конечно, наша задача теперь найти финансирование – и вперед. Автором сценария будет Дмитрий Минченок, а экспертами выступят лучшие историки по этому вопросу, которых мы привлечем. Думаю, что через несколько месяцев уже станет понятно, что это будет за фильм.
Ольга родилась и выросла в Москве, в семье потомственных кинематографистов Давида и Юлии Дубинских. За свой фильм «Плодородие без почвы» ее отец получил из рук Никиты Хрущева уникальную для мира кино премию – им. Ломоносова, которая и до, и после этого вручали только за выдающиеся научные достижения. Никита Хрущев решил показать понравившийся ему фильм Фиделю Кастро. Просмотр фильма происходил в Кремле. После окончания фильма Фидель снял с головы свою знаменитую «кастровку», и в знак восхищения нахлобучил ее на голову режиссера.
Семейных тайн в доме хватало. О многих из них Ольга узнала, только когда стала взрослой. Например, про то, что ее папа, будучи маленьким, спас жизнь своему дяде – революционеру, будущему знаменитому Лазарю Кагановичу. Того разыскивали царские жандармы. Его спрятали в доме моего дедушки – его родственника, в сундук. Олина бабушка положила на сундук моего папу и его сестру, и велела притвориться детям спящими. Когда жандармы обыскивали дом – то детей беспокоить не стали. Так Лазарь Каганович избежал каторги.
Вторая тайна была связана с ее предками по материнской линии. Юлия Алексеевна – мать Ольги, из рода Боковых, вела свои корни от графа Бобринского – внебрачного сына Екатерины Великой и Григория Орлова. Прадед Юлии Алексеевны – тоже был внебрачным сыном графа Бобринского и дворовой девушки – дитя любви, он «получил фамилию производную от «данного Богом», став Боговым. С течением времени «неудобное в произношении «Г» сменилось на «К», и фамилия превратилась в Боков. В течении всех последующих поколений все дети из рода Боковых, в графской деревне Вязовка получали только «графские» имена: Юлия, Ольга, Алексей, Наталья, Павел, Василий – так в крестьянской семье сохраняли память о родовитом предке царской крови.
Бабушка и дед Ольги, которые носили одинаковую фамилию и отчество, отчего их не хотели расписывать в советском ЗАГСе, думая, что они брат и сестра: Наталья Ивановна и Алексей Иванович Боковы – оба родом из наследственной вотчины Бобринских – деревни Вязовка переехали в Москву в конце 20-х годов. Олин дедушка Алексей Иванович Боков, как художник, стал автором самого известного в советские времена атласа «Внутренние органы человека», изданного в 50-е годы, по которому училось не одно поколение советских врачей. Уже после войны он прославился как автор-оформитель Белорусского и Киевского вокзалов, все настенные и потолочные росписи вокзалов принадлежат ему. Олина мама – Юлия Бокова закончила институт кинематографии ВГИК и стала режиссером. Практически все школьные учебные фильмы, которые советские дети смотрели в 80- и 90-х годах во всех школах СССР, в том числе и в Абхазии, были смонтированы ею.
Так что приход дочери Ольги и Давида Дубинских, закончившей театральный институт – ГИТИС, в кино был закономерен. А дальше судьба распорядилась по своему, направив ее в Абхазию. Бывает так, что человеку снится одно и то же место. Снится постоянно и навязчиво. Когда Ольга оказалась 15 лет назад здесь, она узнала свое место «из снов». С той поры ее путь был определен. Ни одно другое место на земном шаре больше не интересовало ее. Жизнь абхазского народа стала ее жизнью, его победы – ее победами, а боли – ее болью.
Про себя она говорила: «Я – абхазка». Учила абхазский язык, – случай уникальный для коренной москвички.
Бывают такие переломные «узнавания» в человеческих судьбах. Очень редко, но бывают. Лорд Байрон так узнал свою Грецию, назначив ее родиной и отдав жизнь за ее свободу. Для людей сторонних это кажется небывалым. Для переживших это – судьбой.
А «за судьбу» приходиться платить.
Будучи основателем и руководителем единственной в своем роде организации «Центр Содействия Культуре Кавказа», Ольга сполна испытала, что значит высокомерие российских чиновников, для которых была непонятна и чужда ее боль Абхазией. В Союзе Театральных Деятелей России многие ответственные чиновники в эпоху «экономической и политической блокады» Абхазии пытались убедить ее, что она ошибается, когда называет абхазский театр под руководством Валерия Кове – «чудом и открытием». Облеченные различными секретарскими званиями руководители СТД, делали все возможное, чтобы только не дать абхазскому театру появиться на сцене российских и белорусских фестивалей, дабы не взывать осуждение своих «грузинских друзей» или, что еще опасней, «сверху», из-за «красной кирпичной стены».
Ольга все преодолевала. Убеждала, организовывала, объясняла.
Гран-при Абхазского театра, «критический восторг» критиков на различных театральных фестивалях в адрес театра – цена ее просветительской и подвижнической деятельности.
А специальные выпуски одного из самых влиятельных на тот момент в России театральных журналов «Театральная Жизнь», посвященный всем театрам Северного Кавказа, которыми в тот период кроме нее в Москве вообще никто не интересовался, были ее несомненной победой. Ольга стала их издателем, редактором и почти единственным, вместе с уникальным театральным критиком Надеждой Ефремовой, автором.
Но своей главной наградой Ольга, всегда сторонившаяся всяких официальных почестей, считала распоряжение Первого Президента Владислава Ардзинба о предоставлении ей абхазского гражданства.
Это и стало ее судьбой, в конечном итоге определив творческий и жизненный путь. Творческий-не закончился, потому что ее главный фильм «Страсти по Владиславу» живет, став фильмом «без срока давности», а второй – «Приношение Жертвы», над которым она начала работать, успев закончить написание сценария перед самым своим трагическим и скоропостижным уходом: уже находится в работе.

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75

Погода


Объявления


Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на ремонт школьных классов в школе села Бзыбь, Гагрского района.
Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772
24 46.
Подача котировок не позднее 15:00, 30 июля 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.

Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на строительство мини стадиона в селе Джирхуа.

Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772 24 46. Выезд на объект состоится 11:00, 17 июля 2019.

Подача котировок не позднее 15:00, 29 июля 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.


Программа Развития ООН (ПРООН) в рамках проекта, осуществляемого на территории РА приглашает заинтересованных лиц принять участие в тендере на ремонт актового зала в школе в селе Гячрипш.

Заинтересованные лица могут получить необходимую информацию в офисе ПРООН (UNDP) по адресу: ул. Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия или по телефону +7(940) 772 24 46. Выезд на объект состоится 10:00, 16 июля 2019.

Подача котировок не позднее 15:00, 26 июля 2019 года, по адресу: проспект Аиааира 21, г. Сухум, Абхазия.

Салон красоты «Дива» предлагает следующие услуги:
Стрижки и укладки от 400 рублей, вечерние прически, различные виды окрашивания, макияж от 800 рублей, маникюр, гель-лак, наращивание.
Мы ждем вас по адресу: г. Сухум, ул. Лакоба 88

Запись по телефону: +7 (940) 996-10-16

Сдается однокомн. кв-ра в районе Келасур рядом с пляжем.

Тел. +7 (940) 927-95-42

Продам или обменяю 2-х ком. кв-ру, 3 эт., по ул. Семерджиева. Довоенная собственность, без ремонта, с пласт. окнами, дверью.

Тел.: +7 (940) 777-38-93

Продается 2-х ком. кв. с лоджией, 3 этаж. г. Сухум, ул. Семерджиева. Довоенная собственность без ремонта. Либо меняется на 1 ком. кв. с доплатой.
Тел: +7(940)777-38-93; +7(940)925-33-34

Сдается в аренду в г. Сухум помещение под склад с сигнализацией 200 кв.м. и помещение под магазин с хорошим ремонтом 180 кв.м. справки по тел: 9117555 : 7177555.

В Сухуме, в пляжной зоне в 3-х минутах ходьбы от моря в районе Синопа сдается благоустроенная квартира-студия с ремонтом со всеми удобствами. Квартира расположена на втором этаже. Две кровати (плюс дополнительное место), кондиционер, холодильник, кухонная плита, горячая вода, телевизор и красивый вид из окна). Абхазия, Сухум.

Тел.: + 7 940 921 98 07, e-mail:oliadzonua@mail.ru. Смотреть фотографии.

По вопросам размещения объявлений на сайте обращайтесь по тел. 921-78-75.


Мы в Facebook


Мы в Одноклассниках