24 февраля 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Интервью > Нугзар Ашуба: У власти должна быть опора
15.01.2014

Нугзар Ашуба: У власти должна быть опора

Поделиться в социальных сетях:

Секретарь Совета Безопасности обосновывает свое решение о вступлении в партию

Кор.: Нугзар Нуриевич, для всех стало удивлением, что секретарь Совбеза вступил в ряды партии «Амцахара». Я бы хотела, чтобы вы рассказали о своем решении?
Н.Н. В данном случае я не думаю, что моя должность мешает мне вступать в ту или иную партию. Ни Конституции, ни закону, ни положению о Совете Безопасности это не противоречит. Ограничения есть только для президента и вице-президента – все остальные могут быть членами любой партии.
Кор.: Вы согласовывали свое решение о вступлении в партию с президентом?
Н.Н.: Не считал нужным это делать, потому, что это лично мое дело.
Кор.: То есть вы считаете, что решение секретаря Совета Безопасности может быть его личным делом?
Н.Н.: Не решение Секретаря Совбеза, а решение гражданина Ашуба. Да, может быть лично его делом. Мои личные решения могут, конечно, не всегда соответствовать мнению президента.
Кор.: Как вы будете выполнять решения партии, если они будут входить в противоречие с вашим должностным положением?
Н.Н.: А не будут они входить в противоречие с моим должностным положением, потому, что не могут они никакие такие решения принять – не глупые же люди в партии сидят, чтобы поручать мне какие-то вещи, которые противоречат моим должностным обязанностям. Прежде всего, я буду исполнять свои должностные обязанности в соответствии с положением и законами, а мое добровольное вхождение в партию означает мою партийную принадлежность и одно не может исключать другое.
Кор.: А чем продиктовано ваше вступление в партию «Амцахара»?
Н.Н.: Я долго думал, это не спонтанное решение. С 2002 года я был близко связан с движением «Амцахара», во главе которого были мои друзья Дбар Сергей Платонович и Владимир Начач, с которыми я много проработал в парламенте. За время моей работы в парламенте рядом всегда стояли амцахаровцы. И я прибывал вместе с ними в достаточно комфортном состоянии – мы решали проблемы, создавали законы. И когда начал думать о вступлении в партию, то счел необходимым вступить в партию «Амцахара».
Кор.: Но вы и с «Единой Абхазией» находились в близких отношениях, там тоже были ваши друзья когда-то… Трудно объяснить вступление в партию дружескими отношениями с кем-то, тем более, что этих людей уже нет.
Н.Н.: «Единая Абхазия» рождалась когда-то из парламентского движения «Единство». Но я не входил в эту партию, я был председателям парламента, хотя председатель парламента тоже может быть членом партии. Но я не вошел. Тогда счел не нужным. Сейчас считаю, что могу какую-то пользу принести как гражданин, как человек, имеющий большой опыт в партийном строительстве.
Кор.: Так вы все-же, будете помогать партии? Как секретарь Совбеза?
Н.Н.: Нет, как человек, который очень долго был в коммунистической партии и создавал комсомольскую организацию. То есть в организационном плане они все идентичны.
Кор.: То есть это стремление старого коммуниста обязательно вступить в какую-то партию? Или все же какая-то цель этой партии вас вдохновила на вступление?
Н.Н.: Ну какая цель? Должны быть у нас полноценные партии. Вот такая цель.
Кор.: Но тогда ваша задача сделать партии равными. А вы помогаете одной партии. Вы же Секретарь Совбеза вы должны заботиться о том, чтобы все партии развивались…
Н.Н.: Секретарь Совбеза другими делами занимается. Я за то, чтобы партии были сильными
Кор.: … и равными, по своим правам. Но если в партию собрали большое количество чиновников, она может быть в равных отношениях со всеми остальными?
Н.Н.: В партии должны быть преданные партийные люди, которые разделяют ее положения и программу партии. Кроме того если в партии будут преданные, простые люди, а не чиновники — это значит, что партия состоялась.
Кор.: Но вы же пытаетесь укрепить одну партию?
Н.Н.: Чиновники имеют одно свойство – в той партии, где определенные силы, влияние большое, завтра – в другой. Есть много чиновников, которые по такому принципу входят в партию. Я не по такому принципу.
Кор.: Хорошо. Тогда скажите, пожалуйста, какая цель или задача партии «Амцахара» оказалась для вас решающей при вступлении. Какая цель, которой нет у других партий?
Н.Н.: Начнем с того, что уставы всех партий одинаковы. Они все списаны и начинают свои основы с Библии. Библия, самая главная книга для нас…
Кор.:…для нас коммунистов?
Н.Н.:…да, для коммунистов. А потом все эти партии потом переписывали устав, то у социал-демократической партии, то у партии большевиков. Так что никто ничего нового не придумал.
Кор.: Ну, тогда какая же цель отличает партию «Амцахара» от всех остальных, к примеру, от ФНЕА?
Н.Н.: Мне близки люди, которых объединяет эта партия…
Кор.: То есть это принцип какого-то братства? Каменщиков?
Н.Н.: Нет. Эта партия гласит о принципе стабильности в обществе…
Кор.: А какая партия не говорит о стабильности в обществе? Есть какая-то отличительная идея у «Амцахары»? Может быть, я тоже хочу в нее вступить, но никак определиться не могу?
Н.Н.: Я не такой старый член этой партии, чтобы начать агитационную работу. Придет время мы и до этого дойдем, и партия этим будет заниматься. Но в данном случае главное – это дружба, которая у меня складывалась с движением наших ветеранов. Я хочу быть рядом с ними и какие-то свои возможности… как коммуниста.
Кор.: Но дружба у вас была с Начаем и Дбаром…
Н.Н.: Не только, с тем же Гарриком Саманба, с Виталиком Тарнава, с тем же Алхасом Квициния. Тот же Ломия, уважаемый человек. За их дела.
Кор.: Нугзар Нуриевич, наверное, все же за то, что они поддерживают власть?
Н.Н.: Я бы не ставил это во главу угла. С другой стороны, почему бы и нет. Очень много партий и движений в оппозицию ушли и очень много высказываний, которые как человека меня беспокоят – надо чтобы альтернативная сила была.
Кор.: Альтернативные силы: оппозиция и власть…
Н.Н.: Но у власти должны быть какие-то возможности…
Кор.: У власти нет возможностей? Телевидение, главы администраций…
Н.Н.: Нет. Вы же понимаете, что главы администраций не пользуются такими полномочиями, мы не дали им ничего. Они в роли просителей находятся. Когда глава администрации села все время просит у населения что-то у него не может быть большого авторитета. То, что говорится во многих странах об административном ресурсе, у нас это отличается.
Кор.: Может и отличается, но есть же?
Н.Н.: В некоторой степени. Я когда избирался в парламент в 2002 году действующие власти очень не хотели, чтобы я стал депутатом. Но я им стал. Значит административный ресурс не так силен…
Кор.: По конституции мы строим демократическое государство. В любом демократическом государстве власть заинтересована в существовании противовеса – сильной оппозиции. Ваше и других чиновников вступление в партию власти, каким образом согласовывается с этими демократическими нормами?
Н.Н.: Очень хорошо согласовывается. Где было сказано, что у власти не должна быть опора на какую-то политическую силу. Должна быть! У власти должна быть опора всегда.
Кор.: Нугзар Нуриевич, вы были назначены в Совбез после отставки Станислава Зосимовича, который был уволен из-за позиции в вопросе паспортизации. Я так полагаю, что ваша позиция по этому вопросу совпадает с позицией президента и хотелось бы понять позицию Совбеза в вопросе паспортизации?
Н.Н.: Я не могу за весь Совбез говорить, а у меня она такая: если есть определенные нарушения, если есть граждане, которые неправильно приобрели абхазское гражданство – это должно быть соответствующим образом определено и отказано, то в чем они нарушили наше абхазское законодательство. Нарушение норм закона должны быть исправлены немедленно.
Кор.: Прокуратура установила, что более 900 паспортов выданы незаконно. Прошло несколько месяцев, но никаких действий прокуратура не предпринимает. С чем это связано?
Н.Н.: Я думаю, что прокуратура не до конца завершила свою работу. Отменены решения по 900 паспортам. Они аннулированы.
Кор.: Но эти паспорта кто-то выдавал — несут ответственность?
Н.Н.: Да, но еще должны определить степень ответственности этих людей, которые этим занимались… Думаю все это впереди у нас.
Кор.: Незаконная раздача абхазского гражданства – это коррупция в чистом виде или есть какой-то другой, может быть политический интерес?
Н.Н.: Наверное, там есть все. В любом деле, не только в Гальском районе, но и во всей Абхазии определенные коррупционные составляющие присутствуют в получении гражданства. Мы сталкиваемся с такими вопросами часто – и по приобретению наших паспортов людьми, которые приобретали здесь собственность. Это, к сожалению, имело место. Комиссия работала, под руководством вице-президента. Я думаю, что они глубоко, жестко за всем следили. Не думаю, что сейчас факты есть, но они имели в прошлом место. А в Гальском районе, там разные причины есть. Не думаю, что для выборов. Ну, были когда-то моменты и в 2004 году и позже, по использованию административного ресурса. Это кстати, единственный район, где можно использовать административный ресурс. Но если мы проанализируем голоса кто за кого голосовал – они как-то распространялись одинаково, и на исход выборов в целом в целом не влияло. Оно не делало погоды.
Думаю, что здесь немножко кампанейщиной пахнет все, что там происходило. Это было желание привести в порядок этот район, не изучив до конца положение дел.
Кор.: То есть по недоразумению?
Н.Н.: Но сказать, что это чисто коррупция нельзя. Хотя какая-то коррупция, возможно, присутствовала – это надо выяснять. Но, чтобы политик какой-то использовал это для выборов – не думаю. Скорее всего, понемножку все было — и, в том числе, и кампанейщина с хаотичной раздачей паспортов. И создание этих комиссий….
Кор.: Законно они были созданы?
Н.Н.: Их вообще нельзя назвать комиссиями – это какие-то группы людей были созданы, чтобы помогать местным администрациям…
Кор.: А кем они были созданы эти группы людей?
Н.Н.: Руководителями администраций районов для того чтобы помогать паспортным столам и другим службам более тщательно рассматривать паспортные вопросы. Но, в итоге получилось не совсем тщательно, раз прокуратура больше 900 человек обнаружила… Это, действительно — очень много людей получило незаконно паспорта.
Кор.: Как вы думаете, Нугзар Нуриевич, будет кто-то наказан за выдачу этих паспортов?
Н.Н.: По итогам проверки, наверное, будет кто-то наказан. Чтобы кого-то наказать надо…
Кор.: ….возбудить уголовное дело?
Н.Н.:… разные вещи могут быть. Есть административное наказание, есть уголовное. Надо определить – это должны определить соответствующие органы, прокуратура и решить суд. Я не могу сказать уголовная или гражданская ответственность, или еще какая.
Кор.: Нугзар Нуриевич, а как вы считаете, вот эта раздача гражданства она представляет какую-то угрозу для нашей страны, нашей государственности?
Н.Н.: Нам надо создать какую-то серьезную комиссию и изучить в целом ситуацию в Гальском районе. За 20 лет нами, к сожалению не принято такого решения. Вот это самое главное. И если мы этого не сделаем, будем и впредь гадать что опасно делать в Гальском районе. Но население живущее там должно определенно знать – кто они? Граждане, жители? Для меня важно еще одно – в Гальском районе живут этнические абхазы, родным языком для которых стал мегрельский.
Кор.: А самосознание у них какое?
Н.Н.: Вот нам надо работать над их самосознанием. Многие из живущих в районе соответствуют нашему гражданству – не убегали во время войны, жили после войны.
Кор.: …но в 2008 году взяли гражданство Грузии.
Н.Н.: Но как нам проверить, что они не являются гражданами Грузии? Для этого надо в каждом случае доказывать это по-отдельности. Все это надо изучать и проследить тенденции. А иначе как можно сказать представляет это опасность или не представляет.
Кор.: 26 тысяч граждан Грузии получили абхазское гражданство – это представляет опасность?
Н.Н. Не думаю, что 26 тысяч.
Кор.: Ладно, 900 граждан Грузии получили гражданство Абхазии: представляет это опасность для нашей страны или нет?
Н.Н.: А что более опасно для Абхазии, иметь в Гальском районе граждан Абхазии или граждан Грузии?
Кор.: Так мы и имеем граждан Грузии в приграничном районе. Опасно это или нет для нашей страны, этноса?
Н.Н.: Ну а что вы предлагаете с ними сделать? Даже если они представляют опасность: выгнать, выселить? Нам надо определить им какой-то документ – может быть вид на жительство. Они же живут здесь и у них должен быть какой-то документ.
Как только прокуратура завершит свою работу я думаю, мы будем определять статус этих людей. Но все хотят, чтобы президент одним росчерком пера решил этот вопрос – так не бывает. С этим должна разбираться прокуратура по каждому случаю отдельно.
Кор.: Это точка зрения президента?
Н.Н.: И моя, и президента тоже.

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75