10 декабря 2018 г.
Нужная газета
События. Люди. Комментарии.
"Нужная газета " > Новости > Здравоохранение > Концепции нет – вся надежда на российские денежки
02.04.2014

Концепции нет – вся надежда на российские денежки

Поделиться в социальных сетях:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

От встречи парламентского комитета по социальной политике, труду и здравоохранению с министром здравоохранения Зурабом Маршания осталось ощущение облапошенности. Министр пришел в парламент, как на посиделки – вместо аргументов и статистики сыпал ласково – «детишки», «денежки», «кровушка», «которую необходимо собирать» … Бывали моменты, когда жестчал – это, если речь заходила о «реформировании» роддома и ликвидации СЭС.
А во всем остальном – вместо отчета о здоровье нации, научно-познавательная лекция об основах гинекологии и родовспоможения, инфектологии и вирусологии. Не обошлось без строительных планов и жалоб на низкий уровень интернета. Оказывается «плохое качество интернета», очень важная помеха в работе министерства.
Но обо всем и не о чем. Все-таки 3 часа общались представители двух ветвей власти.

Отчет за 2014 год у минздрава еще не готов – депутаты смогут его увидеть только в конце апреля (для оптимистов) или начале мая (для пессимистов). Поэтому цифры, очень относительные и только по рождаемости.
«За 2012 год на территории Абхазии родилось живыми 2255 детишек. В 20 13 год – 2090», – говорит министр. Зураб Маршания не считает, что снижение рождаемости связано с «реорганизацией» Сухумского роддома и чтобы убедить депутатов приводит цифры по детской смертности. «Мертворожденных, то есть детишек, родившихся мертвыми, было в 2012 году – 12, а в 2013 году – 10», – аргументируя свои предположения министр, легкомысленно не сопоставляет их со снижением рождаемости в результате выезда рожениц за пределы страны. Статистики по «детишкам» родившимся за пределами страны у минздрава, конечно же, нет. Есть только цифра по сочинскому роддому, которую министру удалось получить благодаря личным контактам – «175 наших детишек родилось в сочинском роддоме». «Порядка 10 беременных мы отправляли сами в Краснодар. Там были тяжелые случаи, в частности связанные с кардиопатологиями у мам», – говорит он и подчеркивает, что «все это было произведено под оплату министерства здравоохранения под гарантии администрации президента».

Оперативные роды или кесарево сечение. За 2012 год – 520, за 2013 год – 511. «Цифра, может быть, и кажется большой, но за рамки стандартных пределов это не выходит», – говорит Маршания и, чтобы никому ничего не казалось, приводит удручающую статистику по некоторым регионам России.
Так, что вопрос ликвидации Сухумского роддома, можно снять с повестки дня, так как реорганизация, судя по словам министра, проводилась не для того, чтобы снизить уровень коррупции или улучшить качество обслуживания, и уж тем более, не для того чтобы облегчить семье материальное бремя рождения ребенка. «Принцип заключался в том, чтобы объединить два учреждения под одним началом и прикрыть отделение родовспоможения другими мощностями», – объясняет министр причину уничтожения Сухумского родильного дома и невозмутимо выслушивает депутатов, рассказывающих о процветающем, теперь уже в отделении родовспоможения, мздоимстве. Планов по борьбе с этим явлением у министра нет – да, похоже, он об этом теперь уже и не задумывается.

А озабочен министр плохим качеством интеренета. Страна у нас большая, плотность населения высокая, поэтому без передовых технологий наладить качественную работу минздраву никак не удается. «Плохое качество интернета не позволяет работать в том режиме, в котором нам бы этого хотелось. Когда мы собираемся на совещание я постоянно слышу, что интернет зависает и это проблема, нужны другие и более расширенные каналы связи, которые соединили бы Сухум с информацией из районов»,- жалуется министр.

Но, зато вдохновился министр, рассказывая о строительстве. С помощью UNDP проведены ремонтные работы в больницах Гагры и Гала, закуплено оборудование, на 900 тысяч евро оплачены расходные материалы для лаборатории.
По комплексному плану ремонтируют больницу в Гудауте. Об этом просто взахлеб. «Отделение родовспоможения будет очень интересное, такого отделения у нас в республике нет, и я думаю, что оно будет даже лучше, чем в Сухуме. Это рассчитано на несколько этажей, для него мы сделали дополнительный лифт – разбивку по профилям…Мы хотим сделать там индивидуальные родильные залы… К осени этого года больница будет готова…».
Но пафос инженера-строителя, родившегося в этот момент в министре здравоохранения, сбит прагматичным вопросом депутата:

– А что по оборудованию? Оборудование уже закуплено?

– Нет. По оборудованию другая проблема, – грустнеет Маршания. – Этот вопрос в процессе переговоров, окончательного решения по нему нет. Мы выставляем этот вопрос нашим российским коллегам…. У нас есть просчитанное оборудование и его приблизительная стоимость и мы показали нашим российским коллегам в общих чертах, что мы хотим купить – это до 200 млн. руб.
– По комплексному плану строительные работы идут в привязке к оборудованию…
– Да, вы абсолютно правы, но этой привязки не произошло. Дело в том, что россияне понимают проектно-сметную документацию «под ключ». То есть, в этом проекте предусмотрено все, но у нас такие проекты не получались. Документация шла отдельно на оборудование, и мы его предлагали к рассмотрению. Эти вопросы шли параллельно, но это было отдельно. Поэтому возможно, можно сказать, что мы, как министерство, не настояли, но в первую очередь рассматривались вопросы ремонтно-восстановительных работ, параллельно оборудования, но оборудование пока не согласовано. У нас нет ни одного медучреждения «под ключ». У нас все сделано так – есть стройка и отдельно к нему оборудование.

Справка: По комплексному плану капитальный ремонт и реконструкция районной больницы в городе Гудаута – 249 668 850 руб. Медицинское оборудование и инвентарь по комплексному плану профинансированы на сумму 213,3 млн. рублей. Выполнение составило 116,1 млн. руб. Медицинское оборудование и инвентарь предусмотрены для Республиканской больницы, Сухумской детской и ЦРБ г. Гагра. Для Гудауты не предусмотрены.

Министр несказанно удивил депутатов министр и сообщением о начале ремонта Ткуарчалской больницы, который, по его словам, «запланирован в инвестиционном плане на 2015 год». Этот план депутаты не только не видели, но он, очевидно, еще не рассматривался на межправкомиссии. Но, по словам Маршания, такое решение уже принято. «Я могу назвать людей с российской стороны, которые в этом участвовали. В администрации президента решили, что мы начнем больницу своими силами в этом году, а когда подключатся российские денежки, проведем взаиморасчеты. Там будет терапия, хирургия, приемка, будут детские койки, отделение родовспоможения будут лифты. Инфекционное отделение будет реставрироваться. Предусмотрен хозблок для готовки пищи, стирки и т.д.», – сообщил Маршания.
Вот так, без статьи в бюджете, без проектно-сметной документации. В общем, работы у контрольной палаты хоть отбавляй.

Пересказывать все о чем говорили депутаты на этой встрече с министром, не имеет смысла, потому, что ответить на большинство вопросов министр просто не мог. Остались без ответа и вопрос об источнике загрязнения питьевой воды в Ткуарчале, ставший причиной вспышки дизентерии в 2013 году, и попустительство минздрава по отношению к врачам, из-за невнимательности которых погибают пациенты, о концепции здравоохранения, о коррупции в медучреждениях страны, о подготовке кадров и многое другое.

Подводя итог встречи с главой здравоохранения, депутат Даур Аршба сказал: «Мы превращаем наши слушания в некую формальную встречу, напоминающую вопросы и ответы. Я думаю, что у каждого ведомства есть свои сроки, когда они должны подготовить годовые отчеты. Год закончился, третий месяц идет, почему не готов этот отчет? Какое состояние сегодня в отрасли, в каком состоянии здоровье населения вообще, какие болезни превалируют, по какой причине и так далее. Мы должны увидеть эту картину, ознакомиться с ней. Мы не знаем, существуют ли некие критерии эффективности работы самого Министерства здравоохранения? А если будет письменный доклад, тогда мы можем рекомендации сделать. Вы уже пять с лишним лет работаете в этой системе, должна существовать концепция».
Депутаты решили дождаться отчета Минздрава, изучить его и только потом снова встретиться с министром.

А у входа в парламент министра ждали две матери, оставшиеся без детей по вине врачей – Мазона Цвижба и Римма Чабалрухва. Объяснить депутатам, почему врачи, невнимательность которых стала причиной смерти их детей, до сих пор остаются на работе, министр не смог. Возможно, он смог объяснить это женщинам, ожидавшим его у парадного подъезда?

прямая речь

Кан Кварчия: Мы взрослые люди, мы же не можем на пальцах разговаривать. Парламент принял дефицитный бюджет. В нем расписана каждая копейка, все затраты. А вы говорите о строительстве Ткуарчальской больницы своими силами? Какие свои силы? Это большие суммы, откуда они у вас, если мы принимали бюджет и не знаем об этом? Некоторые из нас, именно по этой причине, что проблемы Ткуарчала не были отражены в бюджете, не голосовали за него. Этих затрат там нет. Что за непонятные схемы?
Зураб Маршания: Я не сказал, что это решение принято мной. Это решение принято администрацией президента, конкретно руководителем нашей страны. Если вас интересует, откуда он будет брать деньги, я думаю, что этот вопрос надо задавать ему. Это не бюджет Минздрава и это не мое решение. Мы просили, чтобы это было в бюджете этого года – это правда.
Артур Миквабия: А в какую сумму обойдется это строительство?
Зураб Маршания: Я не могу сказать – у меня нет этих цифр. Я не готов к этим цифрам.
Апполон Гургулия: В галском роддоме сколько акушер-гинекологов?
Зураб Маршания: Шесть. Достаточно, но оператор только один.
Апполон Гургулия: А родов сколько?
Зураб Маршания: Не помню, но мало.
Апполон Гургулия: Родов мало, врачей много. Аппаратуру дали, ремонт сделали…
Зураб Маршания: Я думаю, что это связано с тем, что уезжают рожать в другую страну. Я предполагаю, что количество родов на такое население должно быть больше.
Кан Кварчия: Значит, они рожают в Грузии?
Зураб Маршания: Да. Но с появлением этого оборудования количество родов увеличилось, и оно будет расти. Это хорошо.
Аслан Кобахия: Почему наши люди ездят лечиться в Тбилиси. Россия наш стратегический партнер. Почему в любое время суток, Грузия может поставить сюда реанимобиль – он на дежурстве стоит у границы. А почему наша любимая власть не может держать такую же машину и договориться с тем же Краснодаром, чтобы вывезти наших людей? Почему мы с российскими коллегами договориться не можем? Почему вы не можете сказать больному: вот машина, вот деньги, вот клиника в которой вас ждут в Краснодаре – езжайте. Если такое произошло, и не могут у нас оказать помощь. Неужели мы никак не понимаем, что происходит?
Зураб Маршания: На 8 млн. две машины было куплено. Их уничтожили наши водители – два реанимобиля. Детский – аналога, которому практически в Краснодаре не было и взрослый. Разбили вдребезги. Сейчас есть еще три машины, на которые мы приобрели российское оборудование. Появится сейчас взрослая реанимация, а чуть попозже и детская.
Справка: По комплексному плану на реанимобили выделено 240 000 долларов, приобретено 5 единиц.
По поводу Грузии было много информации. Ни я, ни руководство нашей страны не писало направлений на выезд в Грузию. Покажите мне этот документ те кто об этом говорят. С меня требовали информацию родственники – и я давал заключения, что нуждаются в выезде. Но по подобным письмам люди уезжали не только в Грузию, некоторые в Россию, некоторые в Израиль, некоторые в Германию. Не в таком количестве – понятно. Несколько лет назад это было порядка 300 человек в год, сегодня их значительно меньше. Вот этот поток мы стали отправлять в Россию. Финансируется это из соответствующего фонда – эта специально продуманная программа, рассчитанная на получение грузинских паспортов. Те, кто отказывается от паспорта, не лечится бесплатно. Идет работа с пациентами и родственниками, они к галским мегрелам так не относятся, как к нашим. Я считаю, что в этой программе работают конкретные люди – иначе, откуда так быстро находятся номера телефонов? Это не вопрос здравоохранения, но мне интересно, откуда находятся эти контакты? Значит, работает система и с той и с этой стороны. С этой системой нужно бороться.
Аслан Кобахия: Альтернатива у министра здравоохранения всегда должна быть. Ведь вопрос стоит в спасении человека, и мы должны дать им альтернативу. Я все понимаю, но что это такое – мы говорим всей стране, что два водителя нам диверсию устроили? Мы всегда будем проигрывать если к этому вопросу будем так подходить.

“НГ” №11, 25.03.2014 г.

Другие новости по теме

Реклама

Для размещения рекламы звоните по тел. : (+7-940) 921-78-75